Тревел-блог
Во что верят в Непале
Жертвоприношение

Еще живое животное с надрезанным горлом трое здоровых мужчин обносят вокруг алтаря по часовой стрелке. Кровь капает на камни, образовывая красную непрерывную дорожку. Кровь прилипает к босым ногам идущих, попадает на одежду. После совершения жертвоприношения животному большим ножом окончательно перерубают горло, отделяя голову от туловища. Только в этот момент, оно умирает. После этого голова, некоторые внутренности — пойдут в качестве приношения богам, а остальное заберет хозяин, и в этот же день его, друзей и семью ждет праздничный обед с большим количеством мяса. Так совершается жертвоприношение в одном из небольших городков Непала, недалеко от Катманду. Впрочем, ритуал практически одинаков по всему Непалу и Индии, где до сих пор жертвоприношение играет важную роль в жизни индусов.  





Праздник — а это именно праздник со всеми своими атрибутами — музыкальными шествиями, украшениями и парадной одеждой, приподнятым настроением — начинается с самого утра. На часах еще нет и 4, а в темноте у храмов слышны первые колокольчики, в которые звонят верующие в момент совершения молитвы. И примерно с этого же времени по городу тянутся большие и маленькие группы людей с украшенными краской и веточками зелени животными. В большинстве своем это козлы, иногда бараны, реже утки или то, что смог позволить себе хозяин. Кажется, что животных больше, чем жителей. Люди идут к различным алтарям и храмам, которых в городе огромное множество. На каждой площадке разворачивается одно и тоже действие. Праздник длится два дня практически без остановки. Но основное действие, конечно, происходит рано утром. А после обеда по всему городу можно видеть, как люди разделывают, коптят, иногда жарят прямо на улице туши животных. 



Недалеко от храма на берегу речки стоит грузовик. Рядом соорудили небольшой импровизированный загон. Здесь любой может купить себе животное для жертвоприношения, если у него нет своего собственного.





Жертва всегда занимала и продолжает занимать важнейшее место в любой религии. Без жертвы не возможно самое понятие веры. Человек, который не умеет жертвовать, никогда не сможет не только прийти к Богу, но и гармонично прожить данную ему жизнь. Понятие жертвы есть и в Христианстве, и во всех языческих культах. Необходимость жертвы люди понимали еще с глубокой древности. Но, что важно, и само понятие жертвы развивалось и трансформировалось вместе с человеком. Если для древнего человека с примитивным отношением к жизни, понятие жертвоприношения было доступно только как необходимость отдать часть своей собственности, часть добычи, полученной на охоте, пожертвовать козла или барана, то для современного человека жертва это в первую очередь самоограничение в своих эгоистичных желаниях, умение уступать другим людям, радоваться успеху других, пожертвовать своими личными интересами ради общего дела или ради интересов других людей. То есть из материальной сферы жертва постепенно уходит в сферу духовную, что возможно только в случае духовного развития человека. Эгоистичный человек, живущий всегда только своими личными интересами и желаниями не имеет будущего, так же как и общество, в котором личный интерес человека ставиться на первое место, обречено на вымирание. В Непале это хорошо понимают, хоть и не все смогли достаточно пройти по пути духовного развития, чтобы полностью отказаться от материального жертвоприношения, которое до сих пор является важными символом для всех верующих.







Красиво одетая девочка стоит рядом с большой лужей крови. Вокруг лежат несколько только что обезглавленных туш. Еще несколько животных здесь же привязанные веревкой к столбу ждут своей очереди. Чуть поодаль с серьезным видам стоят еще несколько детей. Мальчики помогают взрослым разделывать туши. Еще две девочки принимают активное участие в церемонии. У каждой своя очень важная роль. На всех самая лучшая одежда, а на девочках — праздничный макияж, даже на самых маленьких, которые еще даже не могут ходить. Жертвоприношение — это праздник. Семейный праздник. И это очень важно. Если жертва не связана с понятием радости, то она превратиться в обычную утрату и теряет всякий смысл. Жертвуя материальное, человек приобретает духовные блага, и этому радуется. Так сохраняется гармония и равновесие в мире. В первую очередь в мире самого человека, который является неразрывной частью того огромного мира, в котором он живет. А участие детей позволяет сохранить традицию и передать данный ритуал из поколения в поколение. Так же, как это было сотни и тысячи лет назад, так же это происходит в Непале и теперь.







Утром после двух дней праздника город производит немного странное впечатление. Народу на улицах уже не так много. О произошедшем напоминают только пятна крови и горы мусора, которые еще не успели убрать. Праздник есть праздник. Следов крови не останется уже через два дня. А кровавые жертвоприношения заменят цветы и кусочки фруктов. Но звук небольшого колокольчика, сопровождающий каждую молитву, все так же, начиная с 4-х утра будет напоминать, что жизнь без жертвы не возможна, и относиться к ней нужно всегда как к празднику.




Садху

- Нет мира с самим собой? Беспокойство и страхи? Вставай каждое утро на рассвете и занимайся йогой. Так же хорошо в это время помогает справиться с отсутствием мира в голове молитва. Садху несколько раз повторяет слова молитвы, которую нужно выучить. И добавляет: - Только обязательно каждый день и обязательно рано утром, иначе результата не будет. - Следующий вопрос про проблемы с женой, у следующего очень личный вопрос и так по цепочке. Во всё нужно вникнуть и всем помочь.



Мы сидим под большим деревом. В центре настоящий Садху в окружении людей. Преимущественно местные жители и два европейца. Проблема с миром в голове как раз у европейца. У местных проблемы попроще. Картина настолько удивительная, что кажется, будто мы оказались в далеком прошлом, когда Садху не просили деньги, а действительно помогали людям. Ходили по городам и деревням. Приход Садху всегда был большим событием. Собиралась вся деревня. Садху рассказывал последние новости и интересные истории, помогал нуждающимся, давал советы и помогал с решением проблем. И был в полном смысле этого слова Holy Man – Святым человеком. Поскольку в индуизме не было монастырей и монашества в западном понимании, то место монахов занимали Садху — люди, отказавшиеся от всех мирских благ и посвятившие себя выбранной религии. Любой Садху обязательно должен был найти себе учителя, который и учил его всем премудростям. Среди Садху были самые разные люди, которые использовали разные техники и способы для служения Богу. Жили они всегда только на добровольные пожертвования людей, которым они помогали. Вот и сейчас у меня ощущение, что я попал в далекое прошлое, только автомобильная дорога с машинами да пара современных магазинчиков на другой стороне дороги выдавали, что сейчас на дворе 21 век.



И тем не менее, институт Садху действительно существует. И в Непале, и в Индии. Настоящего Садху узнать очень просто, он никогда не просит денег и вокруг него всегда собираются люди. Сдаху сам дает — делиться чувством любви и зарядом доброты, угощает собравшихся, дает еду — прасад, и самое главное — помогает советами, вникая в любые сложные ситуации каждого человека. И в ответ люди сами дают пожертвования, не потому что их об этом просят, а потому что у них возникает в этом внутренняя потребность. Вот именно такого Садху мне повезло встретить в этот раз во время моего путешествия по Непалу.

Я сажусь рядом чуть ниже Садху у дерева. Садху тут же встает и усаживает меня рядом. Все равны и никто не может быть выше или ниже. Поэтому и сидеть все должны на одном уровне, жестами показывает он мне и заставляет сесть рядом. В каждом жесте, во взгляде чувствуется спокойствие и уверенность. И еще полная гармония с собой и с миром. То, что так редко встречается в последнее время.



Часть людей пришли со своими проблемами. Многие пришли просто посидеть и послушать. Встреча занимает около двух часов. Собирается, прощается и уходит. - Его ждет много людей, а таких Садху не так много, объясняет мне один из местных, неплохо говорящий по английски. Он же до этого переводил мне слова Садху. Вслед за Садху расходятся и остальные, а я еще долго сижу под деревом и осмысливаю свои впечатления и чувства, оставшиеся от встречи с этим удивительным человеком.


Псевдосадху или человеческий фактор

Помню в одну из прошлых поездок рано утром я повстречал Судху, который усиленно красился, стараясь создать образ обезьяны. Сзади был приделан проволочный хвост. Мимика и жесты так же соответствовали образу выбранного животного. Всем своим видом он старался повторить образ бога-обезьяны — Ханумана, и это у него неплохо получалось.



Увидев камеру, он радостно направился ко мне, корча обезьяноподобные рожицы и издавая то ли лающие, то ли рычащие звуки. Насладившись произведенным впечатлением, он объяснил, что сегодня большой праздник — День Обезьяны, и именно в честь этого праздника данный наряд. И в этот день нужно давать всем Садху хорошие пожертвования, а Садху в образе обезьяны — особенно большие.

Уже вечером мне довелось еще раз повстречаться с этим Садху. Работники туристического кафе выгоняли из зала человека с перемазанным лицом, немного безумными выпученными глазами с большой пачкой денег в руках. Говоря что-то про День Обезьяны, он пытался приставать к посетителям кафе и просил у всех денег.



К сожалению очень многие Садху, с которыми встречаются туристы, таковыми не являются. Это хорошие актеры, которые носят красивую одежду, наносят грим, иногда ходят обнаженными или в набедренных повязках, бывает носят с собой коробочки с кобрами и другими змеями, которых показывают желающим. Их задача — попозировать для фото или просто развлечь туристов, заработав на этом деньги. С ними можно легко и просто сделать красивые и колоритные фотографии, но всегда нужно понимать, что это фальшивка и к настоящим Садху они отношения не имеют.



В одном месте я видел целый кооператив таких псевдосадху, которые отслеживали туристические сезоны и приезжали туда, где больше туристов. Они разбивали небольшой лагерь недалеко от туристического городка. Утром выходили на заработки, а вечером собирались в своем лагере, варили еду, стирали вещи, курили и делили заработанное.

Есть и много Садху, которые вступили на этот путь с чистыми намерениями, но зависимость от пожертвований и недостаток внутренней чистоты, заставили их так же активно просить деньги у окружающих. Таких Садху отличить сложнее, но тоже не сложно.



В Непале самое известное место, в котором всегда можно сфотографироваться с Садху, это комплекс Пашупатинатх. Но самое удивительное, как и любое значимое место, в которое стекается большое количество людей, здесь перемешано и настоящее и фальшивое. Я слышал много рассказов и про оргии, которые устраивают местные псевдосадху по ночам, проедая подаяние, полученное за день, так и про встречи с удивительными по-настоящему святыми людьми, произошедшие в этом месте. И тут дело еще и в самом человеке, в его настрое и карме, что он сам представляет внутри себе. От этого тоже зависит, увидит он больше жуликов или по-настоящему светлых людей, ведь подобное всегда притягивается подобным. А в Непале есть абсолютно все на любой вкус и любое внутреннее состояние человека.


На берегу священной реки

Пашупатинатх - это не только место, где можно увидеть Садху. Это еще и крупнейший в регионе индуистский храмовый комплекс, посвященный богу Шиве, и место погребения усопших на берегу небольшой речки Багмати, которая считается у индусов священной.



Первое, что бросается в глаза, это дым погребальных костров и как везде в Непале огромное количество снующих взад и вперед людей — движение пестрой и разноликой толпы. Но как и в любом беспорядке здесь тоже кроется свой порядок, нужно только немного освоиться и присмотреться к происходящему. Взгляд задерживается на клубах черного дыма, потом речка, женщина с яркой серьгой смывает мусор и непрогоревшие угли в реку, в ухе у нее блестит огромная золотая серьга, а на голове повязан яркий цветастый платок... И взгляд утыкается на маленькое завернутое в ткань усохшее тело. И ты понимаешь, что все, происходящее вокруг, как впрочем и все, с чем приходится сталкиваться в Непале, это не спектакль, игра или розыгрыш, это все взаправду. Настоящая жизнь и настоящая смерть. И вглядевшись в лица, стоящих рядом людей, многие из которых родственники покойных, понимаешь это еще отчетливее.

Погребение на берегу священной реки очень важно для верующих, так как ритуал похорон важен для успешной реинкарнации в следующей жизни, поэтому сюда стекаются на похороны со всех окрестностей, и погребальные костры горят с раннего утра до позднего вечера. Еще очень важно, чтобы именно сын покойного поджег погребальный костер, поэтому отсутствие сыновей в семье всегда большое горе.





Священная река объединяет самых разных людей. Здесь же омывают тела перед сожжением, сюда же потом смывают пепел и остатки одежды. Чуть ниже по реке целые группы людей живут за счет того, что вылавливают то, что осталось от сожженных. Здесь же проходят ритуальные омовения и купания. Сюда стекаются попрошайки и здесь же можно встретить настоящих святых, йогов, отшельников. Рано утром здесь много верующих, а после захода солнца можно можно стать свидетелем удивительного представления с факелами.



Нагромождение ритуалов, ярких одежд, дыма, лиц, храмов, богов, горя и надежд, света и мрака... все это только на первый взгляд и только очень неподготовленному туристу может показаться бессмысленным хаосом и неразберихой, замешанной на коммерции и суевериях. На самом деле это не так. Именно здесь, несмотря на обилие туристов, можно прочувствовать все грани индуизма, понять жизнь людей, через их религию и традиции, соприкоснуться с настоящими чувствами и настоящей жертвенностью.


Два обряда

Если бы в Неплае изначально преобладал индуизм, ситуация не была бы такой интересной, а культура страны такой богатой и разноплановой. Много лет назад именно в Непале произошло зарождение буддизма, в результате чего на территории страны находится множество буддийских святынь, а страну посещает множество буддийских паломников. Именно отсюда буддизм распространился в Тибет (где частично вобрал в себя элементы шамонизма — религии Бон, которая исповедывалась там в это время) и на Север Индии, а потом из Тибета вновь вернулся в Непал. При этом с течением времени развивалось и само учение буддизма и происходила некая интеграция между индуизмом и буддизмом.



Буддизм изначально спокойно относился к любым верованиям, которые могли исповедовать люди. Часто буддистов не смущало, что люди, которых они учили, одновременно исповедовали языческие или индуистские верования. Сами же индусы привыкли к большому количеству воплощений своего бога и восприняли Будду, как еще одно воплощение, что не противоречило их пониманию мира. Результатом стало огромное количество храмов и святых мест, одинаково значимых и для буддистов и для индусов. Более того, некоторые обряды и ритуалы, а так же храмовые постройки вобрали в себя отдельные элементы обеих религий.



Однако, если говорить более формально, на данный момент в Непале, конечно, преобладает индуизм, но как и в буддизме есть множество направлений и школ, так и индуизм может существенно отличаться, в зависимости от региона и влияния других религий. А на развитие культуры и верований народов Непала буддизм оказал огромное, всепроникающее влияние.



Поэтому только на первый взгляд вызывает удивление сцена, когда женщина с изображением нынешнего Далай-Ламы на груди, сперва старательно выполняет индуистский ритуал, приносит жертвоприношение, а потом совершает кору, вращает молитвенные барабаны и подходит к буддийскому монаху, чтобы вместе с ним произнести словам буддийской молитвы. 



Мы привыкли очень много внимания обращать на форму, которая часто оказывается для нас важнее сути. Разрушение привычных догм и представлений помогает понять, что содержание важнее, чем форма, что это всего лишь путь, который каждый человек выбирает сам, а цель у всех религий общая. 


Тибетцы

В каждой религии есть заповедь — Не сотвори себе кумира. На буддийский манер она может звучать так: Если встретишь Будду, убей его. Это означает, что все настоящее находится внутри человека, а внешние представления о мире, в том числе религиозные, переменчивы, зависят от региональных, культурных условий, в которых вырос человек, той ступеньки развития, на которой он находится. Упрощенно говоря, язык, понятный академику, будет не понятен папуасу, и для последнего нужно находить более простые и доступные ему образы. Но и не нужно забывать, что любой академик всегда будет находится на уровне папуаса, относительно человека, ушедшего вперед по пути духовного развития и понимания мира. Поэтому и религиозная догматика всегда будет неполной, ориентированной на возможности конкретного человека, в конкретное время и конкретном месте. 



Смешение культур и религий в Непале, как бы подталкивает к пониманию этой простой истины. Но для нас, привыкшим к тому, что даже небольшие различия в понимании одной и той же религии часто становились причиной кровопролитий и гражданский войн, факт сращивания фактически двух совершенно разных религий в первый момент производит впечатление шока. Вроде, что общего может быть у буддизма, отвергающего само понятие бога и индуизма, с его кучей богов и божеств. Оказывается эти две религии вполне могут сосуществовать, более того, слиться в одно целое, в отдельных аспектах. И у этого направления есть название — неварский буддизм, по названию народности, проживающий в долине Катманду.



В Непале, особенно после обострения отношений с Китаем, живет очень много тибетских беженцев, приехавших в Непал из Тибета в разные годы. Почти все они, а так же коренные жители горных районов Непала, исповедуют тибетский буддизм в чистом виде. Очень большой тибетский квартал расположен около ступы Боднатх — место, почитаемое исключительно тибетскими буддистами. Поселения тибетцов, большие тибетские монастыри, совсем другие взгляды и поведения людей. Невары и тибетцы — очень разные, к каждому нужно найти свой ключик. Но уникальность ситуации в том, что мы можем тут же сравнить неварский буддизм и тибетский. Разница прослеживается во всем, от оформления ступ до одежды и выполняемых ритуалов верующих. И это поистине уникальная возможность, которую дарит нам Непал. 


Бесконечное множество путей

Иду пешком через город, до ступы Боднатх остается может быть чуть больше километра. На другой стороне дороги вижу тибетскую бабушку с добрыми светящимися глазами. Определить тибетцев совсем несложно. Я радостно улыбаюсь и здороваюсь: «Таши делек». Бабушка улыбается мне, как родному, самому близкому челну свое семьи, с которым она виделась еще вчера вечером. Здоровается, и мы идем к ступе вместе. И оказывается, что у нее так много знакомых, и всех она заражает энергией, любовью и светом. Я чуть отстаю, чтобы сделать несколько кадров. Но через несколько минут вижу, как моя бабушка, встретив одну из коров, которых тут много ходит по городу, уже кормит ее арбузными корками, которую попросила тут же у торговцев фруктами. Оказалось, что таких корок у продавцов целый ящик, и вот уже корова с удовольствием ест фруктовые корки, а бабушка, все так же улыбаясь, идет к ступе. Наверно это и есть любовь и сострадание без оценки и осуждения в действии. И это то, что действительно меняет мир. Ведь согласно Калачакре — одной из школ тибетского буддизма, внутренний мир человека связан с внешним миром, как микрокосмом и макрокосмос. И меняя себя, мы можем изменить окружающий нас мире. 



В Буддизме есть понимание, что все люди разные, об этом говорил еще сам Будда, и для каждого человека подходит свой путь. Главное, куда человек идет, не ошибся ли с направлением, а дорогу можно выбрать любую. Наверно в этом и кроется такая терпимость буддистов к другим религиям, и такое разнообразие техник и способов достижения состояния Будды. А так же возможность концентрироваться на цели, и не слишком привязываться к способу её достижения. 



Интересно, что в Буддизме существуют достаточно сложные представления о мире, как о системе множества различных миров, населяемыми различными существами. И душа человека, исходя из кармы, которая в свою очередь определяется образом жизни человека, может перерождаться в разных мирах. В каких-то мирах, она будет обречена на страдания и мучения, которые будут ее очищать, а в каких-то страдания отсутствуют. И задача человека прожить жизнь так, чтобы переродиться в более светлом мире. И кстати, для совсем нетерпеливых есть направление Ваджраяна, которое имеет целью достичь высшего мира или состояния Будды не при следующим перерождении, а еще при этой жизни. И что интересно, если каждый мир имеет свое описание, то высший мир описывается, как то, что не возможно описать. 



Конечно, то, что я напишу, может показаться наивным, но думаю, что такая возможность в понимании буддизма тоже заложена. Если в других религиях понятие Бога занимает важнейшее место, то буддизм принято называть религией без Бога. Это же одна из наиболее серьезных причин обвинений в адрес буддизма. Но Бог, это тоже наше представление о нем. Если раньше был бог — Зевс, наделенный всеми человеческими свойствами, практически человек, который мог сойти на землю, который все видел, обладал сверхспособностями и мог карать и миловать, то это не значит, что Бог именно такой. Просто это представление соответствовало уровню развитию людей на тот момент времени. Понять и принять другое определение Бога они просто не могли. 



Сейчас мы уже не считаем, что Бог — это сверх-человек, а все чаще говорим, что Бог — есть Любовь. То есть чувство. Но что такое любовь с точки зрения первобытного человека? Наверно ничто, и если убрать внешние, физические атрибуты, то он скажет, что Бога нет. И обозначение мира, который есть, но который нельзя описать, пользуясь человеческим языком на самом деле и является наиболее точным описанием Бога, если можно так сказать. Бога, как дедушки, сидящего на небесах, действительно нет. Но есть высшее начало, к которому должен стремиться каждый человек, и приблизиться к которому можно через любовь и сострадание. Вопрос опять же встает о понимании и трактовки учения. Каждый трактует исходя из своих возможностей и устремлений.  



А пока мысли крутятся в голове, я иду среди удивительных храмов и божеств. Мандалы, молитвенные барабаны и флажки с мантрами, тантрические сцены, вырезанные из дерева в оформлении храмов, причудливые и страшные божества. Многие из них пугают, но при этом ведут к свету. Сперва я этого не понимал, как можно отнимая, что-то давать людям. А теперь понял, изображение Бога выглядит зловещим и устрашающим для того, кто забыл о своей душе и слишком привязался к земному миру. Для того этот мир будет разрушен и это будет сопровождаться болью и мучениями. Но даже таким способом это помощь человеку, так как освободившись от привязанностей, человек сможет освободиться и обрести настоящее счастье. Если не в этой жизни, то в следующей. А человеку гармоничному бояться нечего. Так в каждом изображении заложен основной закон мироздания — диалектический принцип устройства мира. 


Бог один

На небольшой улочке среди обычных жилых домов почти затерялся вход в небольшой индуистский храм. Довольно высокий квадратный забор, внутри колокол, статуи с изображением богов, в центре небольшой храм, перед которым возвышается статуя обезьяны, почитаемого в Индии бога — Ханумана. Ему посвящено множество комплексов в самых разных частях Индии и Непала. Именно с ним связано уважительное отношение к обезьянам, которых считают его прямым родственником.



Непосредственно за главной постройкой, в дальнем углу дворика стоит маленький, видимо жилой домик. Через двор протянута веревка, с развивающимся на ветру бельем. Под деревом сидит женщина и кормит младенца. Я улыбаюсь ей и она немного смущенно улыбается мне в ответ.



Служитель убирается в храме. Я здороваюсь. Завязывается небольшая беседа. Стандартные вопросы. Потом тишина. Я сажусь рядом и просто растворяюсь в окружающем меня пространстве. И вдруг он спрашивает, а во что верят в моей стране. Я сперва не знаю, что ответить, а потом честно отвечаю, что большинство христиане, но так же есть мусульмане, буддисты и чуть-чуть людей других вероисповеданий. Он некоторое время молчит, а потом на ломаном английском объясняет, что Христианство, Буддизм, Ислам, Индуизм — все это просто разные названия, но Бог — он всегда один в любой религии. И нет разницы, как называется твоя религии, важно только веришь ты в Бога или нет... Потом улыбается, прощается и уходит... А я остаюсь наедине с нахлынувшими чувствами и размышлениями о том, какая удивительная страна Непал, и как много в мире есть вещей, о которых нельзя судить, исходя из привычных нам представлений.  


Больше фотографий из Непала можно посмотреть вальбоме Непал.

Даты ближайших фототуров в Непал смотрите в разделе Фототуры.

Спасибо!
Кора
Что такое молитва? Разговор с Богом... Способ ощутить свое единство с Создателем. Возможность для собственного изменения и очищения. Но никак не выпрашивание различных благ, хотя иногда люди молятся и в надежде выпросить что-то для себя или своих близких. В Буддизме нет понятия Бога, но есть кора — ритуальный обход священного для буддистов места по часовой стрелке, в соответствии с ходом солнца. У коры есть свои ритуалы и правила. Есть свои числа. Наиболее трудный но и наиболее уважаемый способ прохождения коры — простиранием. Но не это главное. Важно, что происходит в душе человека, который проходит кору. Как меняется его самоощущение и характер. Сознание тормозится, а правильные чувства выходят на первый план. Любовь к ближнему, уважение, сострадание, внутренняя честность, скромность, сдержанность, достоинство, радость, познание себя и мира. Все это из отвлеченных понятий становится реальностью. Все это не приобретенные качества, они живы в каждом из нас. Но только часто мы не можем полностью ощутить их реальность, под слоем ложных эмоций и страстей, поддерживаемых перевозбужденным сознанием. А то, что казалось таким важным, занимает свое реальное место в системе жизненных приоритетов. Человек меняется внутренне, на уровне чувств. А вслед за этим меняется и внешняя жизнь человека, его судьба, судьба его детей. То что называется кармой.

Чтобы снимать буддизм, нужно понимать буддистов. Не выучить доктрины и постулаты, не понимать сознанием, а понимать на уровне чувств. Ощутить свое внутреннее единство с человеком в оранжевой одежде, который с сосредоточенным видом обходит священное место, повторяя слова мантр и перебирая четки. Когда он перестанет быть чужим и непонятным для вас человеком с другого конца света, тогда можно будет сказать, что поездка прошла не зря. И самый лучший способ, это отложить камеру, отодвинуть на время мысли и логику, и просто для начала начать проходить кору, круг за кругом.

А бывает и наоборот. Как это было у меня. Я начал снимать кору, шел вместе с монахами и простыми людьми, день за днем, раз за разом. И с каждым разом все реже и реже поднимал камеру, все реже снимал. В конце вообще перестав брать камеру на кору. У каждого свой путь. И кора — один из них. Но понять культуру Северной Индии и Тибета без понимания буддизма очень сложно, так же как и понять буддизм без постижения коры. А ведь в конечном счете любое путешествие - это всегда пусть к самому себе, настоящему и гармоничному.

Все кадры сделаны во время коры вокруг резиденции Далай Ламы в Дхарамсале. Индия. 2016 г.

































Календарь 2017!
Сделал календарь на 2017 год. В него вошли кадры разных лет из Индии, Мьянмы и Пакистана. Формат А3. Если календарь понравился, Вы можете скачать макет для печати и напечатать его для себя или друзей (не для продажи) в любой лаборатории или типографии рядом с вашим домом.


 
 
Так же могу отдать печатную версию в Москве. Стоимость и сроки печатной версии, исходя из чиcла желающих и времени, можно уточнить в личных сообщениях (alex@mosbrand.ru).

Стоимость скачивания электронной версии — 500р. Деньги можно перевести на ЯД: 410013628620877. Если у Вас нет сейчас возможности заплатить 500р., можно скачать календарь бесплатно, деньги перевести когда-нибудь потом.

Ссылка для скачивания: https://yadi.sk/d/JpgWCYIk33vy9Q
Рассвет над рисовыми полями и кормление монахов
Мьянма, озеро Инле, наш коттедж стоит на берегу озера, окна выходят на рисовые поля, небольшую деревеньку, расположенную за ними, и синеватые горы.

Мьянма

 Эстетическим шоком в хорошем смысле этого слова было все, с того момента, как мы увидели озеро. Но раннее утро было чем-то особенным. Вообще Инле – рай для пейзажных фотографов, солнце еще не встало, а на улице уже светло, светло задолго до того момента, как первые лучи солнца появятся из-за верхушек невысоких гор, окружающих озеро. Такая же ситуация с закатом, еще где-то час после захода солнца на озере светло и можно снимать.

Монахи

 Я никогда не снимал пейзажи, меня всегда больше интересовали люди, и тут, увидев, что уже светло, натянул штаны, обулся, схватил камеру, без сумки, просто так в руки, побежал через поле в соседнюю деревню с надеждой застать монахов, которые каждое утро собирают еду у местных жителей.

Кормление_монахов

 Этот процесс, так называемого кормления монахов, сохранился далеко не во всех странах, считающихся буддийскими. При том, что это не просто традиция, для меня это важнейший показатель того, что религия в стране сохранила свое содержание, а не превратилась в красивый ритуал, лишенный смысла. Монахи зависят от той еды, которую им дают местные жители, это дает правильное мироощущение монахам, что очень важно. Это возможность для местных жителей жертвовать и заботиться о монахах. Это теснейшая связь между религией и простыми жителями, поддерживаемая каждый день и передающаяся от родителей к детям.

Монахи

Я думаю, многим из наших церковных служителей было бы полезно пройтись ранним утром босиком по домам своих прихожан, собирая еду, и понимая, что от этого зависит, будет у них сегодня пища или нет. Но это уже мечты и отступления…

Мьянма

 От бунгало, в котором мы жили, до деревни около километра через рисовые поля. В этот момент я вдруг резко понял пейзажных фотографов, когда вокруг такая красота не снимать невозможно. И как-то для себя само-собой решилось, что в следующую поездку я потащу с собой штатив, градиентные и прочие фильтры… опять же не столько ради результата, сколько ради процесса, который сродни медитации. Особенно, когда кругом так красиво. Хочется не просто передать увиденное, но выразить свое отношение, признаться в любви к окружающему миру.


  Рисовые_поля_Мьянма

 Вот эти мои размышления были грубо прерваны укусом комара. Именно на рисовых полях их больше всего, даже, когда уже рассвело. А малярию никто не отменял, и лишний раз рисковать здоровьем, даже ради такой красоты, как-то не хотелось. Поэтому бегу я через рисовые поля, подпрыгивая и отмахиваясь от комаров, периодически, щелкая затвором.

Буддистсике_монахи_Мьянма

Примерно в таком виде я и прибежал в монастырь. Нужно сказать вовремя. Монахи как раз выстроились в линейку, чтобы идти за едой. Мое появление явно привлекло к себе внимание. Причем почти магическое. Я для них явно был чем-то экзотическим, да еще с дурацкой счастливой улыбкой на лице. Заставить хоть кого-нибудь из молодых монахов отвести взгляд от меня и фотоаппарата было практически невозможно. Но мое появление никак не повлияло на распорядок их жизни, и в назначенный момент, разделившись на две части, монахи ушли в деревню за едой. Тут меня ждало еще одно открытие. Со стороны казалось, что монахи идут очень спокойно и расслаблено. И это действительно так. Но скорость, с которой они передвигаются очень высокая. Пытаясь обогнать их, чтобы сфотографировать идущих спереди молодых монахов, мне приходилось почти бежать, что немало их веселило.

Монахи

Вообще в монастырь может уйти почти любой желающий, часто на время, чтобы отрешится от страстей и проблем, привести в порядок душу и сердце, обрести гармонию перед важным событием в жизни. Я слышал, что есть монастыри, в которые могут прийти и европейцы. Для детей же монастырь часто оказывается чем-то вроде духовной школы. Это еще раз показывает тесную связь религии и жизни простых людей.

    Монах

 Религия это не материальное понятие. Ее качество нельзя увидеть, потрогать, оценить привычными нам методами. Можно только почувствовать. Приходишь в монастырь и ощущаешь собственную гармонию, мир в душе, легкость и радость. Это так просто, и так сложно бывает прийти к этому в обычной жизни.

Буддизм

 В Мьянме я ощущал это очень во многих монастырях. Ведь буддизм это одна из трех мировых религий, и при всех различиях с близким нам христианством, по сути разница не так уже велика. Вряд ли такое возможно в какой-нибудь африканской или другой языческой стране. Возможно, именно поэтому подсознательно я выбираю для поездок страны, в которых исповедуют одну из мировых религий. И уже давно никак не могу решиться на Африку и Индию.

Монахи

 На обратном пути я встретил пожилого европейца из нашего отеля, он приехал с женой, а сейчас, так же как и я, в одиночестве вышел пройтись до деревни и обратно. На вид ему было лет 70, но держался он отлично. Первые лучи солнца уже показались из-за гор. Мы поздоровались, он подмигнул мне, как будто знал какую-то тайну, известную только нам двоим в целом мире, и пошел дальше. А я пошел назад в отель. Принял душ. Переоделся. И пошел наслаждаться завтраком с видом на озеро.

Кормление_монахов

Монах с колокольчиком

Монах

Монахи

Мьянма 
Праздник первой крови
Индия... Праздник первой крови... Теперь девушка может иметь детей... Это очень важный день в ее жизни. И большой праздник. Жить в гармонии с природой и с собой... Для женщины - возможность иметь детей очень важная часть такой гармонии... И в Индии понимание этого закладывается с детства...

Праздник_Индия

Из последнего путешествия по Северу Индии.
Дорога...
У каждого она своя. У кого-то одна. У кого-то их много. Автомобильные, трассы… слепящий свет фар и перекус на обочине. Воздушные… бесконечные ожидания в аэропортах, взлеты, посадки и бессонные ночи в неудобных креслах на высоте 10000 м. Дорога к Богу и бесконечные пути в поисках себя… Лесные тропинки, по которым мы с такой легкостью бегали в детстве… Или путь в гору, когда не хватает дыхания, сил, только бы не остановиться, потому что тогда уже точно не заставишь себя идти вперед, и каждый шаг почти подвиг… а вокруг белое безмолвие и бесконечная красота гор, которая заставляет идти снова и снова… А еще есть дорога домой, но это приходит не сразу. Пока молод, хочется как можно больше стран и открытий… Дорога…

Дорога
Длинношеие… Мьянма
Удивительные украшения в виде металлических спиралей на шее, руках и ногах сделали женщин народности Падаунг известными почти на весь мир. Основная особенность в том, что кольца надевают на шею женщины в детстве и носят они их всю свою жизнь, из-за чего шея вытягивается, а кольца визуально удлиняют ее еще больше. Отсюда и название – Длинношеие… Таков идеал красоты, основанный на культе дракона, которому исторически следовали в племенах народности Падаунг.

Падунг

Сегодня длинношеие проживают в Мьянме и на севере Таиланда, хотя историческая родина находится именно здесь, в Мьянме. Большинство современных девушек уже не следует этой давней традиции. И немудрено, весят такие колечки очень немало, а с возрастом и числом колец вес только возрастает. Снять же украшения тоже уже нельзя, так как мышцы шеи атрофируются и перестают держать вытянутую шею в нужном положении. Большинство современных длинношеих носят такие кольца только ради того, чтобы позировать для туристов и зарабатывать этим на жизнь. Причем часто приезжают в места скопления туристов, отдаленные от мест исторического проживания племени. Я всегда относился к таким аттракционам резко отрицательно, однако последняя встреча заставила меня если не изменить свое отношение, то по крайней мере задуматься и посмотреть на ситуацию с другой стороны.

Мы пообщались с женщинами, живущими в Багане и на Инле. Дом немного напоминает музей: карты с обозначением исторической родины, изделия, сувениры. За счет продажи последних и живут. За фотосъемку и общение, как это принято думать, никаких денег не берут. Основная задача не просто заработать на жизнь, но сохранить традицию, и показать ее тем путешественникам, которым интересно узнать больше об исторической жизни племен Мьянмы.

Падунг

С другой стороны я видел и глаза туристов, для которых знакомство с такой необычной традицией было настоящим и очень интересным опытом. Ведь кто бы что ни говорил, а это тоже настоящие люди, живущие своей реальной жизнью, пусть и уже не разделяемой большинством соплеменников.

Вот я и подумал, так ли это плохо, ведь уже во всем мире огромное количество традицией вообще умирает, все чаще целые деревни превращаются вот в такие музей, когда людям платят деньги за то, чтобы они каждый день надевали не галстуки, а набедренные повязки и показывали туристам, как когда-то жили их предки. Возможно, пройдет совсем немного времени, и кроме вот таких деревень-музеев вообще не останется ничего, что напоминало бы нам о традициях и жизнях малых народностей. Так можем ли мы осуждать этих людей и тех туристов, которые приезжают к ним и платят за возможность познакомиться с этой удивительной культурой деньги… Я думаю, что нет.

Падунг

Хотя в заключение от себя добавлю, что, конечно, энергетика музея и реальной деревни, сохранившей в своей жизни традиции предков – это совершенно разные вещи. Но посетить последние для большинства туристов бывает весьма проблематично, да и не всегда нужно. И это хорошо. Ведь труднодоступность таких деревень наверно один из основных факторов, спасающих эти племена и их традиции от полного вымирания и растворения в современном мире.
Брат и сестра
Эти дети – брат и сестра. Мальчик еще совсем маленький, он удобно устроился на руках у сестры. Девочка принесла малыша в китайский храм. Она зажжет несколько палочек, и вернется домой. Мальчик еще не понимает, что делает его сестра, но понимает всю важность происходящего и сидит очень тихо…

Это совершенно обыденный эпизод из жизни Янгона…

Мьянма. Янгон
Гребем ногой
В Мьянме есть очень популярное у туристов озеро Инле, одна из особенностей которого заключается в том, что рыбаки там гребут не руками, а ногой. Такая необычная техника гребли на самом деле очень удобна, и я бы сказал физиологична. Во-первых, в процессе участвуют не только руки, но все тело (человек работает всем корпусом), а главное - всегда свободны руки, и можно грести и одновременно что-то делать, например, вытягивать сеть. Удивительно, почему в других районах страны такой способ гребли почти совсем не используется, оставаясь визитной карточкой именно этого места.


Мьянма

Рыбак на Инле
День обезьяны
В Манали, небольшом, популярном у хиппи городке на Севере Индии, есть замечательный лес с высокими гималайскими кедрами. Гулять там одно удовольствие, поэтому во время нашей жизни в Манали мы почти каждое утро старались бывать там. И в один из таких дней, рано утром, я увидел сидящего на камне Садху с большим металлическим хвостом из проволоки, торчащим из под одежды, тщательно раскрашивающего себя яркими красками.

Увидев меня, Садху принял странную позу и стал издавать угрожающие звуки. Я не сразу понял, что он полностью пытается повторить поведение обезьяны. В первые минуты мне стало не по себе. Увидел это, Человек-обезьяна на вполне сносном английском объяснил, что сегодня особый день — день обезьяны, поэтому он сегодня перевоплотился в это прекрасное животное, как уже делал кто-то из индийских богов до него.


Садху в образе обезьяны
 
Выразив легкое неудовольствие, что я пожертвовал ему всего 100 рупий, он все таки принял их, и каждый из нас продолжил свое дело. Садху краситься — я гулять по лесу.

А вечером в тот же день, ужиная в кафе в том же Манали, я увидел знакомого мне Садху. Растрепанный, с размазанной по лицу краской, с безумными глазами и огромной пачкой денег в руке, он забежал в кафе, приставая к посетителям и требуя денег в честь Дня обезьяны. Надо сказать, что служащие кафе очень быстро отправили его на выход.

Сами Садху до сих пор вызывают у меня самые разные и противоречивые чувства. К сожалению в местах, где есть туристы и возможность легких денег, Садху быстро превращаются в обычных попрошаек. Возможен и обратный процесс, когда попрошайки прикидываются Садху, чтобы собрать у доверчивых туристов побольше денег. В совокупности с их увлечением наркотиками, которые, несмотря на официальные запреты, во многих штатах Индии они курят вполне открыто, к людям в одежде Садху порой стоит относится скорее с осторожностью, чем с доверием. Особенно в тех местах, где уже побывали туристы.

Садху

На втором фото еще один Садху, собирающий деньги в Манали. С настоящими Садху, на мой взгляд, его роднит только увлечение наркотиками... Во взгляде пустота мертвой души...

Для справки, в Индуизме нет института монашества. Роль монахов всегда выполняли Садху. Кроме того они много странствовали по стране, предавали новости, а люди всегда могли обратиться к ним за советом. Садху отказывались от денег и имущества, жили на пожертвования (отсюда традиция Садху просить деньги) и посвящали свою жизнь духовным поискам.

1 2