Буддийская Пуджа или когда невозможное возможно

Маклеогандж. 2018 г.

Пуджа — это молитва. Пуджа — возможность. Пуджа — праздник. Пуджа — традиции и культура. Пуджа — это пожелание долгих лет и здоровья Далай Ламе, а еще пожелание любви и счастья всем живым существам на свете. Пуджа — это счастье.

Дворец Далай Ламы находится в Маклеогандже — маленьком городке, затерянном в предгорьях Гималаев на севере Индии. Вокруг идет маленькая тропинка, увешенная молитвенными флажками. Вдоль тропинки — длинные ряды молитвенных барабанов. По тропинке идут люди. Большинство читают молитвы. Старая тибетская бабушка осторожно листиком убирает с дороги маленького слизняка — чтобы никто не наступил. Это — кора. Активная молитва или активная медитация. Один из важнейших буддийских ритуалов. Одна из важнейших практик, если она выполняется правильно. Кора и Пуджа об одном и том же. И в Маклеогандже Пуджа очень часто проходит прямо на Коре.








После того, как Далай Лама был вынужден покинуть Тибет, вслед за ним потянулись люди. Монахи, простые тибетцы. В первую очередь те, кто хотел изучать буддизм, стать монахом. Пешком, по несколько недель в пути. Маленькими группами. Рискуя здоровьем и жизнью. Иногда их ловили на границе и сажали в тюрьму. Если в Тибете оставались родственники, их могли ждать серьезные неприятности. Шли за Далай Ламой, сохраняли в сердцах веру и культуру своих предков. Маленький народ, который думает о счастье всех живых существ на свете.





У многих трудная жизнь и свои истории. Некоторые живут без света. Большинство встают очень рано, и в 4, и в 3, в 2,30 утра. Каждый день. Без выходных. Почти все каждый день по много часов читают молитвы и ходят кору. В любую погоду. По нескольку раз. Почти все на вопрос о счастье не задумываясь отвечают — Да — мы счастливы!





На коре есть стена с сотнями фотографий — на маленьких карточках фотографии монахов, часто совсем молодых ребят. И под каждой год, когда их не стало. Стена памяти. Многие выбрали самосожжение в ответ на действия Китая в Тибете. Сейчас волна самосожжений прошла. Над многими монастырями в Тибете установлен контроль. Численность монахов в монастырях строго ограничена — у тех, кто хочет стать монахом в родном Тибете выбора не остается. А в Макелогандже есть стена памяти из множества маленьких фотокарточек.



Сейчас Маклеогандж крупнейший центр Тибетского Буддизма в мире. Десятки монастырей, лучшая тибетская школа, дом для престарелых тибетцев, огромная библиотека и образовательный центр, в который едут учиться люди со всего мира, несколько культурных и музыкальных центров, Институт Тибетской медицины Мен-Тси-Ханг... всего и не перечислишь. Жизнь продолжается.




Тибетский Буддизм — это особый мир. Для большинства европейцев непонятный. Мир наизнанку, мир наоборот. Мы зарабатываем деньги, а они заслуги. Мы все больше думаем о здоровье, хорошей работе и где провести отпуск, а они о душе. Мы порой не знаем, как научиться любить себя и близких, а они говорят о любви и сострадании ко всем живым существам. Мы привыкли доверять глазам и уму, а они верят чувствам и рассуждают о пустотности. Мы не представляем, как можно жить без борьбы, а они говорят о мире. Да не просто о внешнем, о мире внутреннем. Буддизм — полный непонятностей и противоречий для западного человека. И при этом множество европейцев ежегодно учат тибетский язык, принимают буддизм, учатся у буддийских монахов и лам. Ежегодно Далай Лама и многие другие учителя ездят по всему миру и собирают большие залы учеников, которые жадно внимают каждому слову учителя. И — Буддизм является одной из трех мировых религий, и имеет множество последователей во всем мире.


Мы поднимаемся к зданию тибетской школы. Вдоль дороги много табличек с цитатами из текстов Далай Ламы о буддизме. На одной из них примерно такие слова: «Сохраняйте любовь, доброту и сострадание в любой ситуации. Даже когда это не возможно. Это возможно всегда.» Слова простые — но смысл глубочайший. И в тоже время так все просто. Возможно в этом и есть вся основная суть буддизма. Возможно в этом и есть несложный секрет настоящего счастья.





Чтение мантр, молитвы, полосатые фартуки национальных тибетских костюмов, удары барабанов и дым от сжигаемых благовоний. Бесплатный чай с молоком и свежий хлеб для всех желающих. А в конце — национальные танцы и хором — гимн Тибета. Улыбки и счастье на лицах. И необыкновенная легкость и свет в душе. Даже у случайного наблюдателя. Потому что Буддизм — он всегда про счастье, впрочем, как и любая другая религия. Не только для тибетцев, но и для всех живых существ на свете. Но почему-то именно здесь это ощущается наиболее явно и отчетливо... 

Пуджа. Маклеогандж. 2018 г.

Топ самых интересных мест Северной Индии, которые обязательно стоит увидеть своими глазами!
Не секрет, что северные штаты Индии являются одними из самых притягательных для путешественников. Необыкновенная смесь культур и религий, яркие краски равнин и суровые цвета горных долин и перевалов, богатый животный мир, многочисленные места силы — ведь не случайно именно здесь Николай Рерих искал свою Шангри-Ла, писал свой потрясающие картины, и в итоге поселился и провел последние годы своей жизни. Но отпуск такой маленький, а увидеть хочется действительно самое-самое. Именно это и будет предметом нашего разговора — самые интересные места Северной Индии, которые действительно стоит увидеть.


Конечно, выбор мест очень субъективный, справедливости ради нужно сказать, что в Индии вообще нет неинтересных мест, тем не менее, нужно с чего-то начинать. Поэтому скажем так, я расскажу о своих самых любимых местах. Исключение составит штат Ладах, он тоже находится на Севере, но по нему очень много информации, туда ездит очень много туристов, а мы сегодня поговорим о несколько менее туристических местах.

И так, чтобы сразу можно было наглядно представить нашу географию. Я выделил — Дхарамсалу, долину Кулу и долину Спити — штат Химачал, штат Асам, а также Таванг и Зиро в штате Аруначал. О них мы и поговорим подробнее.

Дхарамсала

Дхарамсала, а точнее маленький поселок чуть выше Дхарамсалы — Маклеогандж, названный в честь одного из англичан, которые в колониальные времена спасались тут от жары, расположен в штате Химачал в самом начале предгорьев Гималаев. Климат тут довольно не комфортный, летом идут дожди, зимой довольно холодно, хорошая погода стоит только весной. А после одного из землетрясений он был еще к тому же довольно сильно разрушен. Видимо исходя из принципа — отдать, что не жалко, индийское правительство и отдало это место под резиденцию нынешнего Далай Ламы, когда он вынужден был покинуть Тибет после его оккупации Китаем.


В результате сегодня Дхарамсала — крупнейший центр тибетского буддизма. Здесь находится резиденция Далай Ламы, в которой он регулярно лично проводит учения, на которых могут присутствовать все желающие. Кстати, расписание составляется примерно на год, и доступно на официальном сайте Далай Ламы. Сюда перевезли множество реликвий из Тибета, здесь большая тибетская библиотека, самая большая и лучшая тибетская школа, Мен-тси-ханг — институт тибетской астрологии и медицины, множество монастырей, живет очень много тибетцев — носителей тибетской культуры, которые приехали вслед за Далай Ламой из Тибета.



Нужно сказать, что на мой взгляд, именно возможность пообщаться с тибетцами, и делает это место таким интересным. Причем едут сюда самые активные, самые преданные буддизму и сохранению тибетской культуры люди. Дело в том, что возможности изучения буддизма в Тибете сильно ограничены, китайцы ограничивают максимальное количество монахов во многих монастырях, в результате чего некоторые тибетцы, которые хотят стать монахами и изучать буддизм, просто не имеют такой возможности. Именно поэтому, часто рискуя жизнью и свободой — ведь если их поймают в Тибете при попытке покинуть страну, то посадят в тюрьму — они вслед за Далай Ламой отправляются в Индию. Почти всегда они идут пешком, и такое путешествие занимает часто по несколько недель.


В самом Маклеогандже тибетцы делают все для сохранения своего языка, традиций, веры. Во дворце Далай Ламы регулярно проходят Пуджи — групповые молитвы, которые часто заканчиваются национальными танцами и песнями. А на самих Пуджах все присутствующим бесплатно раздают еду, чай, хлеб.


Маклеогандж — уникальное место для всех, кто интересуется тибетской культурой и буддизмом. Кроме возможности общения с тибетцами и буддийскими монахами, в том числе достаточно учеными — здесь очень много Геше — монахов, закончивших обучение в определенном монастыре, так же можно получить учение у Ринпоче и других тибетских лам, можно и вживую прикоснуться к буддийским практикам. Во дворце Далай Ламы регулярно проходят дебаты — практика буддийских дебатов, призванная развивать логическое мышление, важная часть изучения буддизма. Но кроме того еще и очень зрелищная.


Еще одна важная вещь — это кора вокруг резиденции Далай Ламы. Это небольшая тропинка, ведущая вокруг дворца, с которой открывается очень красивый вид на нижнюю Дхарамсалу и окрестности, с большим количеством молитвенных барабанов и флажков. Практически все живущие здесь тибетцы и монахи ходят кору.


Формально кора — это ритуальный обход по часовой стрелке, почти всегда это сопровождается вращением молитвенных барабанов, внутри которых находятся тексты различных мантр и молитв. Считается, что когда барабан вращается, то и действие находящихся внутри молитв, приходит в действие. Но при этом конечно очень важно внутреннее состояние человека, его устремления и мотивация. А как известно, самой главной мотивацией для тибетских буддистов является освобождение и достижения счастья для всех живых существ. Как говорят сами буддисты, настоящая кора — это активная форма медитации, и выполнятся она должна соответственно.


Погружение в реальную жизнь тибетцев, это уникальная возможность, которую дарит нам Дхарамсала.


Долина Спити

Следующее место, в которое мы отправимся — это долина Спити. Добраться сюда можно из Дхарамсалы либо со стороны Шимлы, либо — через Манали. В любом случае это как минимум 2-3 дня пути на машине, причем часть дороги, если ехать через Манали, лежит через два довольно высоких перевала. Дорога в этом месте — настоящее приключение. Как-то был случай, что солнце подтопило ледники и дорога превратилась в настоящую горную реку. В итоге нам пришлось ночевать в палатках и ждать раннего утра, чтобы проехать в тот момент, когда поток воды был минимальный. Но это скорее форс-можор, чем обычная ситуация.


Сама долина Спити — довольно изолирована, проехать сюда можно только летом, зимой температура опускается до минус 35 градусов, все засыпает снегом. Средняя высота поселений 3500-4500 метров.


Если в Дхарамсале большинство тибетцев — это те, кто приехал из разных регионов Тибета вслед за Далай Ламой, то здесь расположены исконные тибетские деревни, с характерными домами в тибетском стиле. Почти все жители родились и выросли в этих местах. Сами тибетцы — крестьяне, выращивают разные овощи, горох, другие непритязательные культуры. И конечно, для них очень важен буддизм. Здесь даже сохранился давний обычай отдавать в монастырь младшего сына. Однако, если погибал старший и семья оставалась без кормильца, то младший мог уйти из монастыря. При этом семья выплачивала монастырю небольшую компенсацию.


В долине есть несколько монастырей, один из самых больший и известных Ки — монастри. Здесь обучается много молодых монахов. Есть даже небольшая гостиница, в которой за небольшую плату прямо в монастыре могут пожить все желающие. Монастырь расположен на высоте 4200 метров.


Однако это не самые большая высота, на которой можно переночевать. Еще выше расположенные небольшие тибетские деревни.


Летом в августе в центральном городе долины Спити — Казе — проходит большая ярмарка. Обычно она длится 2-3 дня. На нее съезжаются жители всех окрестных деревень. Это довольно интересное событие в жизни долины.


Еще одно место, про которое не возможно не сказать, это древний буддийский монастырь в Табо, отлично сохранившийся не только внешне, но и внутренне до наших дней. Атмосфера, царящая внутри, непередаваема. Монастырь был построен в 996 году и сохранился до наших дней. Говорят, что Далай Лама после ухода от дел хочет уехать и поселиться именно в Табо. Это уже говорит о многом.


Сама долина — это потрясающие постоянно меняющиеся виды гор, это маленькие тибетские деревеньки, это очень добрые и открытые местные жители — и конечно, буддийские монастыри. Причем настолько древние, что парой кажется, что проведя несколько часов в монастыре в Табо лучше начинаешь понимать и чувствовать буддизм и его мудрость, чем после прочтения десятка книг.


Долина Кулу. Нагар

Если ехать в долину Спити через Манали, то перед этим мы проедем через долину Кулу. Многие путешественники проезжают ее без остановки, а место это очень интересное.


Во-первых, здесь очень красиво, а в конце лета здесь созревают яблоки, которые собирают в коробки и везут на рынок, которые просто переполнен яблоками. Вкусными, сочными, красивыми... Да и зрелище это очень интересное.


В самой долине и окружающих ее деревнях живут горные индийские народности, со своими храмами, национальными костюмами. Люди очень интересные — с большим достоинством, но добрые, открытые и гостеприимные.


Среди деревень можно найти очень интересные Ашрамы, познакомиться с удивительными людьми, встретить настоящих Садху. За казалось бы отсутствием явных достопримечательностей скрывается настоящая и очень красивая жизнь горной Индии. Не случайно Рерих выбрал это место своим домом.


Если подняться чуть вверх до Нагара, то можно посетить дом Рериха, в котором он провел последние годы своей жизни. В самом доме царит удивительная атмосфера. Можно сказать, что тут чувствуется дух Рериха. В доме висят оригиналы его картин. На территории сохранились находки, которые Рерих привозил из своих экспедиций. Сейчас это музей. Я не очень люблю музеи, но в этот сходить однозначно стоит.

В нашем отеле, который расположен недалеко от музея, висит репродукция картины Рериха. Я всегда предлагаю сравнить впечатление от копии и от оригинала в доме Рериха. И еще не было ни одного человека, который бы не почувствовал разницу. Поскольку мы много говорим в наших поездках о фотографии, о том, какой должна быть хорошая фотография, то как раз этот пример наглядно показывает, в чем разница между действительно сильным и поверхностным произведением. Не в композиции, не в цвете, не в сюжете, а в том, что отличает копию от оригинала. И путешествие по Северу Индии учит понимать и чувствовать эту разницу.


Таванг и фестиваль Торгья

Продолжая знакомство с буддизмом, мы отправляемся в Таванг. Таванг расположен в самом рассветном штате Индии — Аруначал. Это маленькая достаточно удаленная долина на границе с Бутаном в предгорьях Гималаев. Здесь находятся два достаточно больших буддийских монастыря — мужской и женский. Мужской — является вторым по значимости центром изучения буддизма в регионе, имеет уникальную библиотеку. Туристы приезжают сюда очень редко. Это связано во-первых с тем, что до недавнего времени Аруначал был закрытым штатом, да и сейчас для его посещения требуется получение специального разрешения. А во вторых — туда ведет достаточно длинная и непростая дорога через перевал высотой... Но место это по настоящему уникально, и полностью вознаграждает всех, кто смог сюда добраться.


Дорога в Таванг начинается в штате Ассам и сама по себе очень интересна. Во-первых она проходит через несколько разных климатических зон. Постепенно поднимаясь вверх, мы минуем самые разные картины, от вечного и яркого лета в самом низу, через густые леса, до камней, горных пиков и снега на перевале, в верхней точке маршрута.


Отдельного нужно рассказать о большом буддийском фестивале Торгья, который ежегодно проходит в Таванге. Даты — январь — февраль, определяются по лунному календарю. На фестиваль собираются жители всех окрестных деревень в праздничных национальных костюмах. Так же во время фестиваля проходит большая ярмарка.



Фестиваль очень давно празднуется именно у народности Монпа, живущей в этих краях. Цель фестиваля - предотвратить любую внешнюю агрессию и защитить людей от стихийных бедствий Фестиваль длится три дня, в течение которых на главной площади монастыря проходят костюмированные танцы. Монахи танцуют в специально изготовленных костюмах и масках. Каждый танец имеет свой глубокий смысл. В действии принимают участие как обычные монахи, так и высокие ламы. У каждого своя роль. Танцы, представления и ритуалы идут все три дня и прекращаются только ночью.


Это совершенно феерическая смесь праздника, культуры, местных традиций и буддийских верований.


В монастыре так же живет и учится очень много молодых монахов, которые в эти дни встречаются с родными, приезжающими на праздник. Везде царит открытая и праздничная атмосфера.


Так же, поскольку граница с Бутаном находится совсем рядом, на праздник пешком приходит обычно много бутанцев. И это уникальная возможность познакомится с бутанцами, не выезжая за пределы Индии.


Зиро

Небольшая деревушка, затерявшаяся в лесах штата Аруначал, интересно тем, что здесь сохранилась древняя традиция — наносить на лица женщинам татуировки. Согласно преданию, здесь жили самые красивые девушки в округе, и охотники из соседних деревень часто их воровали. Чтобы избежать этого, женщины стали уродовать себе лица. Потом это стало традицией. Выглядит это действительно очень необычно.


Но интересна данная деревня не только татуировками на лицах. Местные жители исповедуют языческие верования. И конкретно здесь поклоняются Солнцу и Луне. Над многими домами висят флаги с изображением этих светил. На обочине деревни есть храм, посвященный этим светилам. Это большой дом с двумя входами — над одним расположено изображение луны, над другим — солнца. Внутри что-то похожее на алтарь, только центральное место занимают те же самые изображения светил. Служба почти ничем не отличается от службы в любом другом храме. Так же прихожане приносят пожертвования — обычно это какая-то еда в мешочках, например, рис.


С хорошим гидом всегда можно поговорить с людьми, зайти в дом, посетить службу, но очень важно, чтобы гид был местным, из этой деревни. Это важный момент, на который стоит обратить внимание, если вы решите поехать сюда самостоятельно. Именно в этих местах приезжим, если даже они индийцы, но из другого города, доверять будут значительно в меньшей степени.


Белые носороги и национальные парки Асама

Одно из главных преимущество Асама — что в большинстве своем это совершенно нетуристический штат. В силу своей удаленности, европейские туристы доезжают сюда не часто, а когда доезжают, редко останавливаются в простых деревнях. В сочетании с радушием местных жителей, это дает уникальную возможность познакомиться с бытом и жизнью простых людей.


Почти всегда вас с радостью будут приглашать в дома, угощать чаем или едой, с удовольствием покажут свой дом. Один раз мы ехали по дороге и увидели много людей в одном из домов. Мы остановились и спросили, что за праздник. Нас тут же пригласили в дом, усадили на лучшие места и рассказали — что сегодня одна из девочек в доме отмечает праздник Первой крови. Когда девочка становится женщиной. Это очень важный день, он отмечается большим праздником, приглашают гостей, все одеваются в нарядные сари, лучшие места занимает девочка и ее подружки. Готовя угощение.


И это только один из эпизодов. Именно так от дома к дому, от традиции к традиции мы на собственном опыте знакомимся с жизнью людей.


В Ассаме рынки — не только место купли продажи овощей, фруктов, мяса, скота и прочих товаров, но и место встреч, общения, здесь собираются всей деревней. Здесь обязательно готовят еду и едят. Именно поэтому рынок отличная возможность познакомиться с жизнью людей, пообщаться и сделать интересные фотографии. 


У каждого места, у каждой страны есть свой цвет. В Индии цвета различаются от штата к штату. Асам — очень цветной штат, и очень светлый. Сочетание красочности со светом делают его раем для фотографа. Снимать здесь одно удовольствие.


Очень интересное место — кирпичные заводы. Здесь работает много приезжих, в том числе из Непала. Часто рабочие живут тут же, рядом с заводом. Посетить такое место — это хорошая возможность лучше познакомиться с жизнью простых людей.

Все знают индийский чай со слоном, но мало кто знает, что самый лучший индийский чай растет в Асаме. Но не тот, который продается у нас, а тот, который куплен там. Разница во вкусе — колоссальная. Мы не только дегустируем и пьем замечательный чай, но и ездим на чайные плантации, смотрим, как растет чай, общаемся с рабочими.

Отдельного внимания заслуживает местный перец, который растет вместе с чаем. И там же продается.

В Ассаме находится сразу несколько национальных парков. Правда, можно сказать, что сам штат настолько зеленый, что за пределом нескольких крупных городов, это один большой национальный парк. Помню, как нас поразило, мы ехали по дороге, на обочине стояло огромное дерево, крона которого нависала над дорогой. И в этой кроне было гнездо с огромными птицами — похожие на аиста или пеликана — размах крыльев 2-3 метра. Это было прекрасно. И такие встречи происходят здесь постоянно.


Другой раз, мы завтракали в отеле, и прямо рядом с нашим столиков на дереве на расстояние 5-6 метров сидели вот такие прекрасные птицы — их я сфотографировал.


Однако, конечно, больше всего животных в парке Казиранга — главном и самом большом парке Ассама. Но главное, чем известен это парк — белые носороги — уникальные животные, 80% все популяции которых находится в этом штате.


Во время наших поездок мы обязательно ездим рано утром на слонах — это самые прекрасный опыт, который дарит незабываемые впечатления. Во время прогулки на слонах можно увидеть многих животных очень близко, те же белые носороги пасутся рядом со слонами.

Днем мы едем в парк уже на джипах.


Садху

В заключение хочу сказать несколько слов про Садху. Встречаемся мы с ними и в Асаме, и в долине Кулу, и в других местах. Вообще, такой интерес к представителям различных религий в нашей поездке не случаен. Это не просто очень яркие и интересные люди. Дело в том, что именно вера очень во многом определяет жизнь людей. И понимая, во что верят люди, проще понять человека. А ведь любая страна это не столько архитектура и пейзажи, а в первую очередь люди.


Садху являются представителями индуизма — основной религии в Индии — поэтому общение и знакомство с Садху могут очень много дать в понимании индийского менталитета, мировоззрения и образа жизни. А может быть одна из встреч поможет нам понять самих себя — тогда можно считать путешествие стопроцентно успешным.


В индуизме нет института монашества, но есть Садху. Поэтому можно сказать, что Садху — это странствующие монахи. Люди, которые отказались от семьи, от дома, от обычной жизни ради познания Бога. Часто это познание идет через медитативные и йоговские практики. Многие Садху — йогины.

Для Садху очень важен учитель. Именно с поиска учителя и начинается путь Садху.


Садху до сих пор ходят по деревням, встречаются с людьми, помогают им в решении различных вопросов. Раньше, когда Садху приходил в деревню, собиралось очень много народу. Садху не только помогал нуждающимся, но и рассказывал о том, что произошло в соседних деревнях — был источником информации.


Заключение

Как-то на учениях Далай Лама, отвечая на один из вопросов, сказал, что самое главное знание передается не только через смысл слов, но через голос, поэтому, даже если ты не понимаешь язык, важно слушать голос учителя. Потом о том, насколько важна роль учителя и непосредственного живого контакта, говорили очень многие люди. Дело в том, что слова передают всего-лишь процентов 10 информации, в остальном они являются средством, носителем для самого важного, того, что остается между слов, того, что идет от сердца к сердцу, для того, что можно выразить и постичь только через чувства. Как волны в радиопередаче являются всего-лишь носителем, так же и со словами.


И в путешествиях это ощущается очень ярко. Каждая встреча, каждый взгляд, каждое прикосновение — делают нас богаче, дают то, что не передать и не выразить словами. Каждый, кто встречается нам на пути, на время становится нашим учителем. И вот так незаметно, от встречи к встречи, от человека к человеку, от сердца к сердцу и от души к душе путешествие меняет нас, учит нас, заставляет быть мудрее и чище. Поэтому в каком-то смысле дорога — это тоже один из путей духовного развития человека. И именно поэтому так важно не почитать о чем-то, не посмотреть фотографии или фильм, а пройти самому, самому прикоснуться и самому заглянуть в глаза...

Спасибо и до новых встреч и путешествий!

Большое путешествие в Индийский Тибет на ежегодный буддийский фестиваль Торгья
Бу-у-у-м-м-ммм, бу-у-у-м-м-ммм, бу-у-у-м-м-ммм… Звук может оказывать гипнотическое воздействие… Мы пошли на звук, мы ощущали его не просто физически, но на глубинном энергетическом уровне. Звук разносился по долине, отражался от каменных стен и узких переходов старого буддийского монастыря, перенося нас в какое-то другое измерение…





В огромной центральной зале монастыря царил полумрак, у входа на нас смотрели маски, изображения черепов. В дальней части перед изображениями Будды сидели человек десять пожилых монахов, а перед ними рядами молодые послушники. Чем моложе – дальше от Будды и ближе к выходу. Напротив старших лежали огромные барабаны и трубы, накладываясь на слова молитвы, производили тот нереальный звук, который наполнял собой все здание и разносился по окрестностям монастыря… Крупнейшего мужского буддийского монастыря на северо-востоке Индии.



В Таванг мы приехали специально, чтобы стать свидетелями уникального, устраиваемого каждый год в конце зимы буддистского фестиваля Торгья. Но фестиваль начнется еще только завтра. Завтра улочки монастыря наполнятся монахами, гостями, родными послушников, приезжими со всей округи и даже из соседнего Бутана… Но это завтра. А сегодня здесь только монахи и их вера… Буддизм - одна из самых удивительных религий современности, вошедшая в тройку мировых наряду с Христианством и Исламом, при этом соединив в себе веру и философию. 




Дорога

Не секрет, что Буддизм не основная религия в Индии, и кажется, что индийскими эти территории стали случайно, по какой-то ошибке. И действительно, самые восточные части, где и расположен Таванг – цель нашего визита, самого восточного штата Индии – Аруначала, до сих пор являются спорными с Китаем территориями. О сложном положении этих пограничных территорий напоминает буквально все от военных частей, встречающихся здесь чаще, чем поселения мирных жителей, до постоянных военных обозов, снующих вверх-вниз по ущелью и окончательно разбивающих и так плохую дорогу.





Для большинства же путешественников дорога к Тавангу начинается в Ассаме, вполне индийском штате. Цветастом, ярком, со всеми прелестями, которые являет эта страна путешественникам. И чем больше разница, тем сильнее ощущается контраст – Аруначал совсем не похож на своего соседа. Таванг расположен в горах, в достаточно большой долине на самой границе страны. 





Сперва наша дорога долго идет по длинному ущелью, поднимаясь все выше и выше в горы. С каждым километром пейзаж меняется от тропических лесов и царящей вокруг жары, доходя на снега и нагромождения камней в верхней своей точке. Перевалив через перевал Села – высота 4176 метров - высшая точка дороги, мы постепенно начинаем спуск в долину к затерянному среди гор Тавангу. Это крайняя точка Индии. Буквально в нескольких километрах отсюда проходят две государственных границы – одна с Китаем, другая с Бутаном.



Дорога по длинному ущелью интересна не только меняющимися за окном автомобиля видами. Именно здесь живет народ Монпа, исповедующий буддизм. Не было бы этих людей, вряд ли были бы и монастыри и удивительная энергетика этих мест. Одно из центральных поселений Монпа находится в районе Диранга – небольшого городка, расположенного примерно на полпути к перевалу. В этом месте мы проводим два дня, погрузившись в жизнь этих людей. Суровый климат, с холодными ночами, чистый горный воздух, каменные дома, старые буддийские храмы. 





Как охарактеризовать этих людей, какое самое главное впечатление, что не забудется, а останется навсегда..? Поскольку путь наш лежал сперва через разноголосое Дели, потом через индийский штат Ассам, невольно начинаешь сравнивать этих людей с индийцами. Настолько большая разница. Не внешняя – внутренняя. Я бы сравнил большинство индийцев с весами, которые постоянно находятся в поиске гармонии. Страсти влекут их к плотским грехам, а вера и культура говорят о том, что, только освободившись от земных привязанностей, можно обрести счастье. И они со всей силой своей веры начинают усмирять свою плоть и желания, надеясь на счастье в будущей жизни. У буддистов же есть точка опоры, которая расположена далеко за пределами внешних проявлений жизни. Это делает их намного спокойнее и гармоничнее. А главное позволяет быть счастливыми здесь и сейчас. Это субъективно, очень субъективно, и основано только на личных впечатлениях. Не имеет ничего общего с классическими учениями Буддизма и Индуизма, но… классические постулаты вы всегда можете прочитать в интернете, пусть здесь будут личные впечатления. Тем более, что именно ради них и стоит путешествовать… 





У дороги есть и еще один смысл. Паломничество. Ко всем местам, связанным с верой люди шли долго, часто пешком, с мыслями и молитвами. Даже если вы не верите, даже если это не ваша религия. Все равно это тот случай, когда длинный путь настраивает на более глубинное восприятие той действительности, к которой вы хотите прикоснуться. И в духовном плане путь порой может стать важнее самой цели. До Таванга можно доехать из Ассама и за два-три дня… Но поверьте, выиграв во времени, вы очень много потеряете в восприятии. А эта дорога уникальна тем, что дает путнику все возможности не только для познания нового мира, но и для познания самого себя…






Таванг

Из Диранга в Таванг мы выехали еще до рассвета. Бич Диранга – холодные ночи зимой и отсутствие нормального отопления в местных отелях. Наш водитель, родом из Ассама, похоже тоже не рассчитал с одеждой, и первые 30 минут не в состоянии сдержать озноба, отбивал зубами да и всем телом мелкую барабанную дрожь… Настолько замерз ночью. Нам было не лучше. Зимние куртки, термобелье, флиски, шапки – надевали на себя все, что было возможно. Проваливались в сон от усталости, а просыпались, дрожа от холода. Отогревались только в машине. Мы никак не могли допустить, что если отель работает, то в нем могут быть нечеловеческие условия для проживания. Нас грела одна надежда, что в Таванге все будет по-другому – там нам жить целых 5 дней, и забронирован лучший отель в городе с собственным электрогенератором. 



До Таванга мы добрались уже на закате. Виной тому не только длинная и сложная дорога, но и множественно остановок. Когда мы вошли в отель, сердце упало – тепла не было и здесь. Отличные номера для такого поселка, все необходимое и лишнее, и даже в качестве издевки – душ с горячей водой… которым пользоваться было невозможно из-за царившего в отеле мороза. А мы уже неделю не мылись. В ответ на мою истерику нам принесли все электрические обогреватели, которые были в отеле. Через 5 минут унесли назад, оставив один, так как сеть не выдерживает больше одного. А через 15 минут в Таванге пропал свет – от генератора работала только маленькая лампочка на стене, на остальное его не хватало. В ресторане было так же холодно. Кроме того мы были единственными постояльцами в отеле. Так началось знакомство с городом.

А уже на третью ночь мы приспособились и не испытывали никакого дискомфорта. С одной стороны нас спасли огромные местные шерстяные платки, которым мы обматывались перед сном, а с другой – вокруг нас окружало столько всего удивительного, что про такие мелочи, как холод, мы просто забывали… 





Таванг по местным меркам достаточно большой город, с небольшими каменными или деревянными домиками. С двух сторон от города над ним возвышаются два больших буддийских монастыря, крупнейших в своем регионе (а по некоторым данным и самый большой во всей Индии) – мужской и женский. (Мужской также известен своей уникальной библиотекой.) Между ними даже в свое время сделали канатную дорогу, но что-то не рассчитали с безопасностью, и сейчас она стоит без действия, а люди, как и раньше, ходят пешком. 



Здесь же расположен небольшой монастырь, знаменитый тем, что в нем родился Шестой далай-лама.



До Индии добираться достаточно далеко и сложно, значительно ближе Бутан и Китай. Это в полной мере заметно на торговой улице города, переполненной магазинчиками с товарами китайского производства. Чашечки, блюдца, термосы… 



Для бутанцев же проход через границу вообще осуществляется без всяких препятствий, и они частенько приходят в город со своим товаром. Мы были свидетелями, как бутанец принес на продажу в женский монастырь утварь ручной работы – ложки, половники и пр., такие же товары можно было купить и на рыночной площади. 

Но нас больше привлекли другие магазины, в которых продавались товары, используемые в буддийских службах. Маски, молитвенные барабаны, поющие чаши, флажки, ароматические палочки, в том числе и бутанского происхождения с пометкой – только для продажи внутри Бутана – чего только тут не было. В других местах все это продается вместе с сувенирами, а тут – это товары ежедневного использования – в этом разница. В магазины приходят монахи из монастырей и местные жители. Потому и цены в разы ниже, даже для туристов. Для сравнения цена на ароматические палочки в сувенирном магазине в Дели была в 100 (!) раз выше, чем на аналогичные палочки, которые мы купили в обычной продуктовой лавке в Таванге. Здесь они продаются между мандаринами и печеньем. А маленький молитвенный барабан такая же обычная для местных жителей вещь, как у нас портмоне, часы или зонтик летом… 



И, конечно, магазины буддийских товаров лишь маленькая деталь, вся атмосфера поселка пропитана влиянием Буддизма. Северного Буддизма. А это как раз то, ради чего мы сюда приехали.




Северный Буддизм

Северный Буддизм не совсем правильный термин, однако, он широко распространен для обозначения одного из двух направлений в Буддизме – Махаяна. Формальные отличия можно посмотреть в интернете. Мне же было интересно самому для себя не столько понять, сколько почувствовать разницу между этими двумя направлениями. С южным я хорошо знаком по Мьянме, Северному Таиланду, Шри-Ланке, а вот знакомиться с северным приехал сюда в Таванг.





Проще всего выделить внешние отличия. Тем более, что у северного буддизма этих отличий больше. Маски, черепа, молитвенные барабаны, флажки и прочие атрибуты свойственные именно для севера. На юге всего это почти нет.



Если прислушаться к своим ощущениям, я бы сказал, что в южном варианте больше философии, и от человека требуется больше осознанных усилий. Другими словами, человек должен понять, сделать осознанный выбор, и результат зависит в первую очередь от его собственных усилий, устремлений, поведения. И этим южный вариант мне, конечно, ближе.



На севере, в буддизме сильнее языческое влияние. Возможно, это связано с тем, что жизнь в горах сложнее и суровее, человек больше зависит от милости природы, а влияние современной цивилизации меньше затронуло жизнь этих народов. Отсюда более крепкие языческие верования. И хотя ни одна мировая религия не имеет в своей основе ничего языческого, на практике почти всегда можно наблюдать переплетение языческих верований с основной религией. Причем в каждом регионе такой симбиоз может приобретать свои собственные порой причудливые формы. Даже у нас в сознании людей, исповедующих Христианство – Масленица – совершенно языческий праздник, уживается со следующим за ним Великим Постом и дальнейшей Пасхой. 



Возможно в силу этого и энергетика у Северного Буддизма более мощная, захватывающая. Да и горы очень способствуют медитативному настрою. Видеть всю эту красоту и оставаться прежним человеком, кажется уже просто невозможно.




Сила и слабость Северного Буддизма именно для меня в том, что он иногда работает без сознательного участия человека. Можно крутить барабаны, слушать шум ветра, внимать чтению монаха в монастыре, смотреть, как солнце поднимается над горными вершинами и… чувствовать, как ты меняешься, изнутри, в лучшую сторону, становишься другим человеком… не способным уже жить, как раньше… И сила и слабость. Слабость потому, что мы, современные люди, слишком ценим наше сознание, чтобы жить правильно, нам нужно держать в голове правильную модель мира… И ответственность за каждую мысль, чувство, эмоцию ложиться на человека… И нельзя просто пойти и 1000 раз прокрутить барабан или прочитать молитву в церкви… Без понимания, что ты сделал не так, и без внутреннего изменения, когда повторения этой ошибки для тебя уже будет невозможно, ничего не имеет смысла… 



А может быть истина где-то посередине. И не нужно разделять Буддизм на Северный и Южный, и тогда все встанет на свое место. Сколько бы не было религий и направлений, истина все равно одна. Просто каждый выбирает тот путь, который ему ближе и понятнее. Главное из миллиона дорог, выбрать ту сотню, которые ведут к цели, а не уводят от нее… И для правильного выбора особенно важно пропустить через себя оба направления…




Фестиваль Торгья

Уже накануне праздника возле мужского монастыря развернулся палаточный лагерь бутанцев, а все подходы к монастырю превратились в большую рыночную площадь. Фестиваль – не только большой буддийский праздник, но и отличная возможность для торговли. Все три дня, которые длится фестиваль, здесь будет настоящее столпотворение. Торговцы, монахи, жители соседних деревень – все собираются в Таванге на праздник в своих лучших нарядах. Каждый надевает национальные костюмы своего народа, стараясь выглядеть как можно наряднее. На праздник приезжают и старики, и молодежь, даже совсем маленьких приносят с собой за спинами. А для родственников послушников, которые живут и учатся в монастыре это еще и день свиданий.















Зажигать свечи принято не только в христианских храмах.



На центральной площади монастыря очерчивается круг и начинается танец, символизирующий победу Буддизма над злом, который с небольшими перерывами будет длиться три дня. Вокруг танцующих образуется плотный круг зрителей. Почти все действующие лица в масках. Каждая маска имеет свое значение, обозначая определенное божество или духа земли. Движения не бессмысленны. Танец состоит из огромного количества сцен, в каждой из которых есть свой сюжет, свои действующие лица, своя последовательность движений. На протяжении всего фестиваля одна сцена сменяет другую. Танец называется – Chham. Действия сопровождается ударами в барабан и звуками труб. Танцующие монахи голыми пятками отбивают ритм. Несмотря на то, что на улице совсем не жарко, на их лицах выступает пот. Энергетика танца просто потрясает. 

































Кроме танца, являющегося центральным в данном фестивале, он включает еще целый ряд действий, в частности, чтение священных буддийских текстов в помещении гомпы. Сам фестиваль проводится только в Таванге, местные жители верят, что данное действие помогает предотвратить стихийные бедствия и другие катастрофы, получить благословение и удачу на весь следующий год. И это еще раз показывает, как старые языческие верования в отдаленных регионах могут переплетаться с мировыми религиями. 













А на другой площадке в огромных кастрюлях для всех желающих варят местный чай – масала – с добавлением молока, масла, сахара и специй. Этот напиток не случайно получил широкое распространение в горных районах Индии, Непала и Тибета – чай получается очень калорийным и сытным, хорошо согревает и дает ощущение сытости, позволяя фактически заменить обычный прием пищи. Для гор это очень актуально. Чай еще и необыкновенно вкусный. Сколько раз мы не заказывали такой чай в самых разных ресторанах Индии, а такого вкуса больше нигде не было. За чаем выстраивается очередь. Чаем и печеньем угощают всех желающих без всяких ограничений. Переходя от одной площадки к другой, погружаясь в звуки молитвенных барабанов, растворяясь во взглядах людей, чувствуя вкус масала на губах, мы погружаемся в этот чужой для нас мир, частью которого сегодня нам повезло стать. Слово чужой осталось для нас в прошлом…





Индия – страна благодарная для исследователей. Здесь можно встретить людей самых разных верований и религий, от откровенно языческих верований до Буддизма. А вариаций индуизма, сикхизма, да и просто людей, практикующих различные духовные практики – и вовсе не счесть. И все это уживается рядом, иногда в одном городе. Мне кажется, что век слепой веры прошел для последователей любой религии. Так уж случилось, что мы воспитаны в век поклонения разуму. И даже то, что разум не всесилен, нам нужно понять собственными мозгами. Да и те трактовки, которые дают большинство религий, ориентированы на возможности восприятия человека двухтысячной давности. А люди с тех пор сильно изменились. Вот и приходится тем, кто действительно хочет найти свой путь к счастью, искать его самостоятельно. И возможность видеть, чувствовать и сравнивать именно чувственный опыт различных религий – уникальная возможность для поиска собственного я в нашем непростом мире. То, что найти гармонию, опираясь только на мир разума, невозможно, мне кажется, уже поняли даже самые ярые материалисты.





С момента этой поездки прошел уже год. Но возвращаться мыслями и чувствами к ней я буду еще ни раз. И уверен, что этот опыт останется со мной на всю оставшуюся жизнь.




Пакистанские школы… Пакистанские дети… Завтрашний день Пакистана
«В Пешеваре недавно случился теракт в школе, погибли дети, поэтому в классы мы вас не пустим, снимать тоже нельзя, для этого вам нужно получить разрешение в министерстве образования, тогда приходите…» С такой формулировкой нам вежливо отказали в просьбе поснимать и пообщаться с детьми в одной из государственных школ, расположенной недалеко от Исламабада… Справедливости ради заметим, что это была единственная школа, в которой нам отказали в общении с детьми.



Буквально через дорогу расположена еще одна школа - частная. Сюда нас пустили с радостью. Вообще школ в стране очень много, как частных, так и государственных. Платное образование совсем недешевое для Пакистана, средняя стоимость от 30 до 100 долларов в месяц. И при этом классы переполнены во всех школах.



Каждый визит в школу начинается стандартно с кабинета директора. Чай, знакомство, общение. Потом нас проводят по классам. Конечно, стараются показать жизнь школы и учеников с лучшей стороны. Чем-то это отдаленное напоминает наше советское прошлое. По команде дети встают, хором здороваются… В младших классах хором исполняют какую-нибудь незамысловатую песенку.



Мы заходим в очередной класс… время обеда. Каждый приносит еду с собой. Перед едой все дети хором читают слова молитвы… Вообще религиозное образование занимает здесь не последнее место. В любой школе, в каждом классе с начального до выпускного есть уроки Ислама – каждый день, шесть дней в неделю. На уроках, что важно, учат и историю религии и саму религию. У нас для примера была только история, и то только как дополнительный курс, и только в институте. 



Между уроками, как и везде, есть большие перемены. Мальчики играют в волейбол, а девушки сидят и наблюдают на скамейках… Шутки, беготня, обычная детская жизнь… Но при этом можно заметить и определенную специфику, которой нет у нас: уважение к старшим, уважением к гостям, особое отношение к девушкам. Кстати, для девушек – школа, одно из мест, где можно не закрывать лица, а для нас одна из немногих возможностей поснимать девушек и пообщаться с ними… 



Кстати, обучение почти везде совместное, максимум, что мы встречали, это разделенный проходом на две части класс, слева – мальчики, с другой стороны – девочки. Видимо содержать отдельные классы и школы весьма накладно.



И конечно дети немножко разные в зависимости от региона. В окрестностях Исламабада очень часто встречается удивительный микс лиц. Кажется, что вот это Вася из соседского дома, а рядом девочка с восточным типом лица, а вот опять Маша из соседнего подъезда… Очень много красивых лиц с нашей европейской точки зрения…

Задаю вопрос двум девочкам лет 11-12, что главное для счастливой жизни? Одна мнется, другая оказывается более находчивой – Главное учиться, - уверенно отвечает она. Спрашиваю про религию – Конечно, Ислам. А если кто-то верит во что-то еще? Никаких проблем. Мы счастливы в Исламе, но если кто-то счастлив в другой вере, то это его выбор, и это тоже очень хорошо. Ответ несколько неожиданный. Пытаюсь задать провокационный вопрос : а если ваш будущий муж будет исповедовать не Ислам, а другую религию, как вы поступите? В ответ полное непонимание вопроса… Переводчик поясняет. Такой вопрос можно задавать только взрослым девушкам. У девочек в 10-12 лет здесь еще нет понятий замужества, они об этом не думают и это для них пока непонятная категория… Если в европейских странах девочки почти с рождения играют в Кена и Барби и понимают, что такое выйти замуж, то тут этого нет… Воспитание намного строже и консервативнее… Правда или нет, не знаю… При этом нормы поведения и дозволенности, девочки усваивают и перенимают от родителей и сестер почти с пеленок…



Стараюсь общаться с учителями. Самые интересное общение получается тет-а-тет после официальной части. Вот это – учитель в небольшом сельском поселке в районе верхней Хунзы. Слышу знакомые слова: «Беда нашего народа в непонимании Ислама…» Об этом мне уже говорили афганские беженцы в Исламабаде… Уточняю. Оказывается очень интересно. Он уверен в том, что тотальное непонимание Ислама среди самих жителей страны… Очень многие понимают его превратно, от этого все проблемы… А причина… причин много, несмотря на обилие школ, уровень грамотности в том числе и религиозной в стране очень низкий… Но это Хунза, она вообще стоит особняком от остальной страны…



Как я уже говорил, снимать на улицах часто почти невозможно… Поэтому при каждой возможности я заезжаю в школу… Посмотреть, пообщаться, а самое главное – чтобы заглянуть в газа детей… Иногда эти взгляды могут рассказать о жизни народа больше, чем целые тома написанных книг и рассказанных историй… 

Ниже просто дети из разных школ… Для простоты разделил их на три условных части. Школа в Исламабаде. Школа в Хунзе. Школа в верхней Хунзе – как раз там и жили знаменитые долгожители… И отдельно – школа в небольшом отдаленном ущелье. Именно таких школ и поселков большинство в Пакистане…


Школа в Исламабаде










Школа в Хунзе




















Школа в небольшом отдаленном ущелье














Школа в верхней Хунзе






Зачем ехать в фото-тур?
Как все начиналось…

Мысль начать организовывать собственные фото-туры пришла не сразу. До этого было достаточно много собственных путешествий. Первые открытия были связаны с работой в Китае, во время которых страна открылась с совершенно новой нетуристической стороны. Возможно это стало возможно благодаря плотному общению с местными жителями. У нас был переводчик, который несколько лет жил в России и хорошо знал русский язык. Мы общались с обычными людьми, ходили по их любимым местам, общались с семьями, женщинами и детьми, много времени проводили на заводах, смогли узнать, чем они живут, что их волнует и беспокоит. Именно тогда я понял для себя, что любая страна это в первую очередь не достопримечательности, не памятники архитектуры, и даже не природные красоты, а обычные люди…



После Китая было много других стран. Переводчик не всегда оказывался рядом, и как ни странно на помощь в таких ситуациях стал приходить… фотоаппарат. Оказалось, что с помощью камеры можно не только делать интересные картинки, но и общаться с людьми. Сам процесс съемки, когда ты спрашиваешь разрешение, снимаешь, показываешь, что получилось, невольно перерастает в процесс общения… Завязывается эмоциональный контакт, в ходе которого человек раскрывается… И часто это внутреннее состояние человека передается на получающихся фотографиях… Таким образом все сложилось: интересные фотографии, общение с людьми, огромное удовольствие, получаемое от этого процесса. И, в конечном счете, возможность более глубоко узнать жизнь страны, в которую мы приезжаем.



Кроме того, появились любимые страны, любимые места, в которые тянуло возвращаться снова и снова. Были страны – открытия. А потом появилось желание поделиться этой любовью и этими открытиями с другими людьми… Именно с этого желания и возникла идея начать проводить собственные фото-туры. 




 В чем отличие от других фото-туров…

Мне сложно сравнивать, для этого нужно как минимум принять участие во всем множестве предлагаемых сегодня программ… Но я могу выделить несколько очень важных для меня моментов, которые я стараюсь соблюдать во всех своих путешествиях.

1. В центре любой поездки – жизнь простых людей. Монастыри, деревни, школы, частные дома, заводы, рынки, лавочки и склады… И не просто жизнь, но общение с людьми.



2. Мы вместе учимся фотографировать людей. В каждой поездке я делюсь своим опытом, как общаться и снимать незнакомых людей, так чтобы это были живые эмоциональные портреты, а сам процесс оставил только теплые приятные впечатления у всех его участников…

3. У нас нет практически пейзажной съемки. Для многих это минус. Но это так… Фотосъемка пейзажей занимает не более 10-15 процентов всего времени…

4. Комфорт. Для меня важны хорошие условия. Нормальный отель, хороший ресторан, с выбором не только местной, но и европейской еды. Все люди разные, не все сразу могут расслабиться в ритме азиатских стран… Поэтому в отеле у каждого человека должна быть возможность расслабиться и нормально отдохнуть. При этом я стараюсь, чтобы место было интересным, колоритным, и предавало дух и колорит той местности, в которой мы находимся. То же самое относится и к транспорту. Никаких поездов, автобусов и другого общественного транспорта, за исключением самолетов. Все остальное время - личные комфортные автомобили, в которых всегда можно оставить вещи или просто отдохнуть с работающим кондиционером (или наоборот при желании его выключить – в общественном транспорте такой возможности обычно нет). 

5. Ритм поездки. Считаю очень важным, чтобы у каждого человека была возможность прочувствовать страну, ее жизнь, ее энергетику… В спешке это просто невозможно. Я против подхода, когда приехали на место, все осмотрели, отсняли, поехали дальше… Каждое место нужно прочувствовать, а на это нужно время и спокойный ритм… Поэтому я всегда выбираю вариант – меньше мест, но в спокойном вдумчивом ритме…




 Зачем ехать в фото-тур?

Каждый отвечает на этот вопрос сам. Однако я могу сформулировать несколько важных для меня причин.

1. Экономия времени. Подготовка любой поездки – это изучение страны, изучение маршрута, поиск машин, гидов, отелей. Нужно собрать информацию о каждом месте. И все равно, часть мест окажутся неинтересными, а часть придется пропустить по причине ограниченного времени. В случае фото-тура, можно всем этим не заниматься, и быть уверенным, что в те небольшие две недели поездки войдет все действительно самое-самое… Ведь прежде чем приглашать куда-то людей, я сам уже проехал по этому маршруту, выбрал самые интересные места, и исключил то, что не заслуживает внимания. Например, нынешние программы в Мьянму – это опыт 3-4 предыдущих поездок. 



2. Возможность расслабиться. Одна из бесценных для меня вещей в любом фото-туре это возможность не думать ни о каких организационных вещах. Куда ехать, что с машиной, где сегодня поесть – смех смехом, а мы порой забирались в такие места, что не могли найти, где поужинать и приходилось ложиться спать голодными  Все внимание и все силы можно посвятить любимому занятию – фотографии. А заодно и неплохо отдохнуть.

3. Хорошая компания единомышленников. Общение. Это очень важная составляющая любого фото-тура.

4. Возможность поучиться и открыть для себя что-то новое. Мне всегда интересно, как снимают другие люди. Поэтому обмен опытом у нас всегда обоюдный. Я делюсь своим, но в тоже время всегда с интересом наблюдаю, как снимают другие. Кроме того в наших поездках мы обычно затрагиваем и обсуждаем очень интересные темы, касающиеся фотографии и наших путешествий.



Помню одно время я очень часто ездил в различные групповые поездки. Иногда верхом, иногда в горы и пещеры с палаткой… Но это неизменно доставляло мне массу удовольствия. Удовольствия от общения с единомышленниками, новые знакомства, совместные ужины и посиделки у костра, новые впечатления… В таких поездках у меня появилось много друзей и знакомых… И не удивительно, что появляются люди, которые регулярно ездят со мной почти во все фото-туры уже не первый год… Я вижу, что на базе наших фото-туров, формируется что-то вроде клуба друзей – любителей фотопутешествий, и это по-настоящему здорово! 


Как выбрать фото-тур

Думаю, что при выборе фото-тура самое главное, фотографии организатора поездки – если Вам интересно то, что снимает ведущий, ехать стоит, если это совсем не ваше, то я бы не рекомендовал. Даже если программа и страна очень интересные, а цена привлекательная. Проще говоря, выбирайте по фотографиям.



Второй момент, обучение. Уточните, планируется ли какая-то обучающая программа или нет. Часто в фото-турах ее просто нет, а сама поездка ничем не отличается от обычного тура с возможностью больше времени посвятить съемкам.

Третий момент. Предварительное общение. Если организатор готов Вас сразу взять в команду, даже не поговорив по телефону, так же нужно 10 раз подумать. Я всегда общаюсь со всеми людьми, как минимум по телефону, в идеале лично, прежде чем подтвердить участие в туре. Это нужно для того, чтобы все участники вместе чувствовали себя комфортно. 

Так же стоит уточнить уровень отелей, транспорт, на котором планируется передвижение по маршруту, необходимость переносить на себе вещи, а так же наличие длительных пеших переходов. Хороший организатор перед поездкой также пришлет памятку со всем, что нужно взять с собой, какие ожидаются погодные условия, особенности поведения в стране, пожелания по фотооборудованию. Так же нужно обратить внимание, входит ли в стоимость медицинская страховка. Если нет, нужно сделать ее самостоятельно.


В фото-туре все снимают одно и тоже и привозят одни и те же кадры…

Пожалуй, вынесенная в подзаголовок мысль, чаще всего вызывает опасения фотографов, отправляющихся в фото-тур… Согласен, коллективная съемка допустима при фотографировании пейзажей, но никак не людей, если вспомнить, что важнейшим условием является личный эмоциональный контакт с фотографируемым… Именно поэтому мы никогда не снимаем всей группой одного человека.



Во время съемок я всегда стараюсь, чтобы у любого участника поездки были следующие возможности:
- Побыть какое-то время одному в снимаем месте.
- Не оставаться ни на минуту одному.
- Снимать самому свой сюжет.
- Снимать в паре.
- Наблюдать за съемкой других участников тура.
- Никогда не спешить и провести на месте съемке столько времени, сколько это нужно каждому участнику, конечно, в рамках разумного.

Все это позволяет любому участнику тура и снять свою собственную тему, которая не будет ни с кем пересекаться, и при желании поучиться технике съемки у других участников. 

Кроме того, скажу банальную, но от этого не перестающую быть истинной вещь – первоначальным является видение самого фотографа, и три разных фотографа снимут один и тот же сюжет совершенно по-разному… Поэтому одинаковые картинки, это то, чего я меньше всего боюсь в наших поездках…

Для примера приведу пример картинок из лагеря афганских беженцев в Пакистане. Мои и еще одного участника тура – Эдуарда Кутлиева - замечательного фотографа. Снимали мы их одновременно…



Мои картинки.



Фотографии Эдуарда.

В заключение я хотел бы отметить, что организация фото-туров для меня не просто любимая работа. В каждую поездку я вкладываю душу, и делаю тур таким, каким бы я его сделал для самого себя и для самых близких друзей.
Люди моря
Бирюзовая вода, переливающаяся всеми возможными оттенками под лучами тропического солнца, маленькие островки с белоснежным песком и стройными рядами кокосовых пальм, бесконечно разнообразные стайки цветных рыбок пестрят прямо у бортов нашей лодки — мы в тропическом раю, недалеко от берегов Борнео.




Вдоль ближайшего острова протянулась череда маленьких, казалось бы игрушечных домиков на деревянных сваях. Дома стоят прямо в воде. Наверху небольшое сооружение из досок и другого подручного материала, которое образует обычно одну комнату. Снаружи сушится белье и привязана лодка — тут без нее никуда. В таком домике может жить целая семья — 5-7 и более человек. Старики, взрослые, куча детей — все вместе.



Мы подплываем к одному из домиков — наш переводчик говорит с хозяйкой - сдержанной, но доброжелательной и открытой женщиной неопределенного возраста. Лицо обильно намазано желтой краской — это перетертая смесь куркумы и риса — отличная защита от солнца. Она рассказывает, что у нее серьезно болен муж и она просит немного денег на лекарства. Заглянув внутрь, видим мужчину, лежащего в углу с тяжелым, уставшим взглядом. Врача тут нет, но можно съездить на лодке в ближайший город на Борнео — это несколько часов езды в одну сторону — и купить какое-нибудь лекарство. Как подсказывает наш гид, скорее всего это будет антибиотик общего действия, и есть вероятность, что он поможет. Но мы надеемся, что это обычная простуда, которая скоро пройдет.



Люди, к которым мы приплыли — морские цыгане, или как их поэтично называют — Люди моря. Они испокон веков населяют удаленные островки в южных морях. Сейчас их можно встретить в районе Малайзии, Филиппин, Таиланда и ряда других стран. Но несмотря на географическую принадлежность к различным странам, живут они очень обособлено и независимо. Главный источник дохода — море. Они отличные ловцы. И море всегда кормило их, было их домом. Так остается и сейчас.



Свободная, обособленная жизнь среди тропического рая, изобилия рыбы, в тоже время, непростая и суровая — ведь даже в южных морях, чтобы выжить, нужно ежедневно преодолевать стихию, много и тяжело работать — все это сформировало характер этих людей - свободный, независимый, полный внутреннего достоинства, но в тоже время в чем-то по детскому наивный и очень ранимый.



Спрашиваю про религию, веру. Формально — мусульмане, но это только по принадлежности к мусульманской Малайзии, на территории которой находятся их острова — по сути все намного сложнее и проще. У людей моря свой собственный бог — я так и не смог в этот раз понять, находится он внутри океана, или океан и есть сам по себе живое воплощение их бога. Ему они молятся, от него зависит их жизнь и в него они возвращаются после смерти.



Мы идем от острова к острову, от дома к дому, встречаемся с разными людьми, играем с детьми. Даже небольшое угощение в виде печенья вызывает огромную радость — ведь основная пища это рыба и рис. Множество искренних улыбок. Море человеческой энергии казалось бы выплескивается из моря воды, играя и перекликаясь друг с другом. Дети настолько хорошо плавают и так уверенно чувствуют себя в воде, что история про Ихтиандра уже не кажется выдумкой.



У нас еще один большой переезд к одному из островов. Через час прямо посреди моря я вижу остров, которого нет на карте — в кучу на поверхности воды сбились бутылки, пластиковые пакеты и другой мусор, который не ушел под воду. Его выкинули в море и он, сбившись вот в такой остров, дрейфует на поверхности воды далеко от берега. Мы молча проплываем мимо. Совсем недавно для местных жителей стали доступны продукты в пластиковых упаковках. Но никто не объяснил, что делать потом с использованном пластиком. Привитая столетиями культура, когда шкурку от съеденного банана или кокоса выбрасывали как есть недалеко от дома или в прямо в море и они там быстро перегнивали, не сработала с пластиковым мусором — одним из передовых достижений нашей цивилизации.



Развитие цивилизации, подгоняемое желанием заработать денег, и часто без сдерживающих моральных и нравственных принципов, не в первый раз загнало нас в тупик. Но здесь это ощущается особенно болезненно. Ведь в эти края часто едут, чтобы хоть на время прикоснуться к нетронутой живой природе, и Люди моря для многих символ той жизни, которая почти не изменилась за последние столетия, на которую не повлияла современная цивилизация. Романтический образ сильных и мужественных людей, которые каждый день проводят в единстве с океаном, занимаясь ловлей рыбы.



Говорить, что жизнь морских цыган никак не меняется, было бы неправдой. Пока сохранялась изоляция, они могли в полной мере сохранить свой уклад жизни. Но в последние годы отголоски цивилизации добрались и до них, и так же стали менять и их жизнь. И дело не только в пластике. Там, где недалеко от деревень цыган появились туристические лоджи — чаще всего сюда приезжают любители поплавать с аквалангом — мужчины уже все чаще, поймав немного рыбы, целыми днями могут объезжать места, где можно встретить туристов, в надежде продать свой экзотический улов — ведь так можно заработать даже за одну продажу очень большие по их меркам деньги. Дети учатся попрошайничать у туристов — особенно тяжело смотреть, когда выпрашивают остатки еды, которые остаются у туристов в ланчбоксах, и потом все вместе жадно доедают её, а пластиковые коробки из-под еды выкидывают тут же в море.



Вот к острову подплыл катер с китайскими туристами. Это очень красивый остров, особенно тут хорошо на закате. Поэтому именно сюда частенько заезжают туристические лодки. На несколько часов. Туристы выходят на берег, плавают в прозрачной воде моря Сулавеси, наблюдая за рыбками, делают многочисленные селфи и попутно снимают все, что попадается под руку. Здесь же расположена одна из деревень морских цыган. Они жили здесь еще до появления туристов, готовили еду, строили дома, ловили рыбу, растили детей. И сейчас их жизнь почти не изменилась. Но как устоять детям — и они все больше время проводят среди туристов. Вот мальчик лет 7-8 просит у дяди недокуренную сигарету, и турист благосклонно отдает ее ребенку. Мальчишка с удовольствием, ощущением собственной важности затягивается, стоя у борта туристической лодки. По нему видно, что это далеко не первая сигарета в его жизни. Вряд ли нужно говорить о последствиях таких подарков, тут и без предупреждений Минздарва все ясно... Но как оказывается на практике, далеко не всем.



На тропические острова приезжают разные люди. Многие видят только рай, некоторые видят проблемы, более того, есть люди которые пытаются их решать. Но говоря об этом удивительном мире, нужно очень хорошо понимать его хрупкость и всю меру нашей ответственности за любые воздействия на наш общий мир. Ведь то, к чему мы часто привыкли и не замечаем в нашей повседневной жизни, здесь не заметить уже почти не возможно. Нужно понимать, что взаимопрониковение культур и образов жизни неизбежно — и как следствие, образ жизни людей даже в изолированных уголках мира будет постепенно меняться. Но только от нас зависит, как именно. Будем мы обмениваться самым лучшим, что у нас есть или делиться вредными привычками. Раньше мир принято было делить на правильно верующих и язычников. И последним несли свет и просвещение, часто огнем и мечом, спасая от опасных заблуждений. Сейчас мы все чаще несем глобальную идею торжества материального над всем прочим — и оттого, что это происходит незаметно и как бы добровольно, от этого порой становиться только страшнее.



А ехать в такие места в поисках настоящего рая и затерянного мира все-таки стоит, но искать его нужно не столько во внешних проявлениях жизни людей, сколько в их сердцах — сильных, смелых, полных достоинства, самоуважения и любви к морю — и тогда нас ждут поистине удивительные открытия, с которым не сравнятся все внешние красоты тропических островов, которые, впрочем, тоже пока никто не может отнять у этих прекрасных мест.

На Борнео мы ездим в регулярные фототуры. Актуальные программы и наличие свободных мест можно всегда посмотреть у нас на сайте: http://alexeyterentyev.ru/tours/
















Дорога к счастью. Люди. Мария
Мария 
Страна: Россия.
Актриса
Замужем, есть сын.
На момент съемки 31 год.


Когда мы познакомились, я знал Марию, как актрису театра и кино, предпочитающую участие в интересных, творческих проектах.

Оказалось, последние три года Мария работает руководителем отдела маркетинга в крупной компании. Деньги - не последняя причина в выборе профессии. Заниматься только актерской работой и зарабатывать на жизнь - не возможно. А поскольку в багаже три высших образования, одно из которых по специальности бренд-менеджмент, то выбор, чем зарабатывать на жизнь, есть. Маша много путешествует. Объехала почти весь мир, и мечтает отправиться в кругосветное путешествие. Кстати о мечтах, Мария не прочь помечтать, но не считает мечты - мыслями о будущем. Мечты для нее это форма нахождения в настоящем. 



Маша считает себя очень энергичным человека, никогда не устает. Не устает делиться энергией с окружающими. По ее словам, она никого не оставляет равнодушным, люди либо любят её, либо категорически не принимают - середины не бывает. А еще Маша считает себя бесстрашным и независимым человеком. Независимым ни от внешних факторов, ни от мнения окружающих. Впрочем, есть одно исключение - это семья и близкие люди - самое ценное в жизни, наверное единственное, что по-настоящему страшно потерять. Мы по сложившийся традиции поговорили о счастье, любви и вере.



- Я счастливый человек. Да. Счастье? Счастье, это наверное, когда ты удовлетворен тем, что ты делаешь. Когда то, что ты делаешь, доставляет радость и удовольствие не только тебе, но и тем, кто рядом с тобой. Иначе говоря, счастье это не тогда, когда счастье испытываешь только ты, важно, чтобы люди вокруг тоже были счастливы. Счастье не может быть постоянным, это всегда какие-то отдельные вспышки, моменты. Еще могу сказать, что счастье — это гармония. А вообще... ну вот ты сегодня просыпаешься и видишь — небо голубое — вот это счастье. Идет дождь — это тоже счастье, потому что нет ничего лучше барабанящих капелек по крыше. Счастье — посидеть возле костра. Счастье позвонить другу и узнать, что у него все хорошо. Счастье вести машину на большой скорости по хорошей дороге. Счастье оно из мелочей, которые составляют нашу жизнь.



- Любовь... А любовь она разная, может быть к мужу, ребенку, родителям, искусству... Вообще к жизни. Любовь это люди. Люди, музыка, книги, все то, что доставляет удовольствие. Любовь — это все то, что делает счастливым. Вообще любовь и счастье это неразрывно связанные между собой вещи. А вообще я просто обычный живой человек, которому просто нравится жить. И любовь к жизни наверное для меня самое главное, если говорить о любви.



- В чем смысл жизни? Ну вот представьте, что мы все передаем эстафетную палочку следующим поколениям. Передаем умение любить, дружить, чувствовать, все самое важное, что должен уметь и ценить человек в жизни. И для меня смысл, чтобы передать все это своим детям. А они будут передавать своим.



В отношениях, да и вообще в жизни, для меня очень важно чувство взаимности, помощи, наверное это основное — помочь другому человеку. На этом очень много можно построить. Не только в семье, дружбе, но и вообще в жизни. Люди должны помогать друг другу, и это тоже можно отнести к смыслу жизни. Это то, чего нам сейчас очень не хватает. Всем нам, нашему обществу.



- Правила? Да. Главное правило — всегда, если у тебя есть возможность помочь человеку, не важно, близкому, знакомому или нет — всегда помогать. Если ты чувствуешь, что кто-то слабее тебя, кто-то нуждается в помощи, значит нужно помочь. Не важно, поступкам, деньгами, эмоциональной поддержкой — помощь может быть разной, но обязательно помочь. Не проходить мимо.



- Вера? … Я бы сказала так, я верю в хорошее. В добро. Если говорить о религии, я училась в церковно-приходской школе при старообрядческой церкви, видела, как все это устроено изнутри, и в эту систему я не верю. А что такое добро? Это просто, когда ты не вредишь и когда ты готов помочь. И когда ты делаешь это не для того, чтобы что-то получить, а когда ты просто не можешь это не делать, потому что это нормально.
Люди дороги…
Грязь, камень, холод, высота до 4000 метров… по дороге беспрерывно идут машины, поднимая клубы пыли… асфальт есть далеко не везде, а там где есть, иногда кажется, что лучше бы и не было, так много ям и колдобин… На обочине примостились маленькие самодельные хижины из железных щитов, досок… окон нет – непозволительная роскошь. Днем на крышах сушатся покрывала и матрацы, ночью в них укутываются всей семьей и греются друг о друга, холод по ночам собачий. Так живут рабочие, которые строят дорогу в горах штата Аруначал, что на северо-востоке Индии…



Люди приходят из разных частей страны и работают за небольшие деньги. Здесь часто встречают своих мужей, рожают и растят детей… живут там же, где и работают… Часто живут так помногу лет…

Дорога строится допотопным способом. Механизация минимальная. В том месте, где идет ремонт, с гор сталкивают средние и большие камни. Их дробят на камни поменьше. Тут же обычными молотками их дробят на мелкий гравий, из которого и делают дорогу. Последнюю работу чаще всего выполняют женщины, как самую легкую. Часто с маленькими детьми за спиной. Тут нет нянь и оставлять малышей не с кем. Когда дети немного подрастут их можно будет оставить со старшими.

Дорога длинная и отдельные её части приходят в негодность кажется раньше, чем успевают закончить ремонт предыдущих частей… Ремонт дороги становится бесконечным… Так и проходит жизнь… так появляются Люди дороги…
















Соня
На днях встречался с девочкой, которую снимал год назад, и еще за год до этого... И понял, какое счастье быть семейным фотографом. Не фотографом, который снимает семейные фото, а человеком, который много лет снимает одну и туже семью. Становится другом, проводит много времени вместе с семьей, видит, как растут и меняются дети. Имеет возможность снимать не только в студии, но и в повседневной жизни... Жаль, что у меня такой возможности нет, но к этому стоит стремиться... Думаю в любой съемке, лучше двадцать раз вернуться к одному человеку, чем снять двадцать разных людей...



А еще очень хочется вместе с Соней уйти из студии, и провести хотя бы один день вместе с ней и ее семьей, друзьями, радостями и проблемами. Ведь фотография - это доля секунды, но чтобы она родилась порой нужно так много времени... Возможно, когда-нибудь это и получится сделать...








Дядя Саша
Знаете, какие люди часто начинают пить первыми? Самые талантливые, самые принципиальные, самые честные, самые добрые, самые лучшие... Слишком велика разница между тем миром, который мы себе представляем, как идеальный, и тем, который нас окружает... Чем сильнее мы держимся за идеалы, тем больнее будет любое несовершенство окружающего мира... И либо мы отказываемся от идеалов, либо... А просто потому, что в детстве нам не объяснили, что быть честным, целеустремленным, принципиальным и т. д. и любящим... немного разные вещи. И второе может жить без первого, в вот первое без второго... увы. Без любви вообще ничто не жизнеспособно...



Дядя Саша из... любого провинциального городка в России..

1 2 3 4 5