Дорога...
У каждого она своя. У кого-то одна. У кого-то их много. Автомобильные, трассы… слепящий свет фар и перекус на обочине. Воздушные… бесконечные ожидания в аэропортах, взлеты, посадки и бессонные ночи в неудобных креслах на высоте 10000 м. Дорога к Богу и бесконечные пути в поисках себя… Лесные тропинки, по которым мы с такой легкостью бегали в детстве… Или путь в гору, когда не хватает дыхания, сил, только бы не остановиться, потому что тогда уже точно не заставишь себя идти вперед, и каждый шаг почти подвиг… а вокруг белое безмолвие и бесконечная красота гор, которая заставляет идти снова и снова… А еще есть дорога домой, но это приходит не сразу. Пока молод, хочется как можно больше стран и открытий… Дорога…

Дорога
Ни раз слышал такие слова. Плохой учитель учит технике. Хороший - жизни. А лучший учитель создает условия, в которых ученик может учиться сам...

Мне кажется, это правда.
Длинношеие… Мьянма
Удивительные украшения в виде металлических спиралей на шее, руках и ногах сделали женщин народности Падаунг известными почти на весь мир. Основная особенность в том, что кольца надевают на шею женщины в детстве и носят они их всю свою жизнь, из-за чего шея вытягивается, а кольца визуально удлиняют ее еще больше. Отсюда и название – Длинношеие… Таков идеал красоты, основанный на культе дракона, которому исторически следовали в племенах народности Падаунг.

Падунг

Сегодня длинношеие проживают в Мьянме и на севере Таиланда, хотя историческая родина находится именно здесь, в Мьянме. Большинство современных девушек уже не следует этой давней традиции. И немудрено, весят такие колечки очень немало, а с возрастом и числом колец вес только возрастает. Снять же украшения тоже уже нельзя, так как мышцы шеи атрофируются и перестают держать вытянутую шею в нужном положении. Большинство современных длинношеих носят такие кольца только ради того, чтобы позировать для туристов и зарабатывать этим на жизнь. Причем часто приезжают в места скопления туристов, отдаленные от мест исторического проживания племени. Я всегда относился к таким аттракционам резко отрицательно, однако последняя встреча заставила меня если не изменить свое отношение, то по крайней мере задуматься и посмотреть на ситуацию с другой стороны.

Мы пообщались с женщинами, живущими в Багане и на Инле. Дом немного напоминает музей: карты с обозначением исторической родины, изделия, сувениры. За счет продажи последних и живут. За фотосъемку и общение, как это принято думать, никаких денег не берут. Основная задача не просто заработать на жизнь, но сохранить традицию, и показать ее тем путешественникам, которым интересно узнать больше об исторической жизни племен Мьянмы.

Падунг

С другой стороны я видел и глаза туристов, для которых знакомство с такой необычной традицией было настоящим и очень интересным опытом. Ведь кто бы что ни говорил, а это тоже настоящие люди, живущие своей реальной жизнью, пусть и уже не разделяемой большинством соплеменников.

Вот я и подумал, так ли это плохо, ведь уже во всем мире огромное количество традицией вообще умирает, все чаще целые деревни превращаются вот в такие музей, когда людям платят деньги за то, чтобы они каждый день надевали не галстуки, а набедренные повязки и показывали туристам, как когда-то жили их предки. Возможно, пройдет совсем немного времени, и кроме вот таких деревень-музеев вообще не останется ничего, что напоминало бы нам о традициях и жизнях малых народностей. Так можем ли мы осуждать этих людей и тех туристов, которые приезжают к ним и платят за возможность познакомиться с этой удивительной культурой деньги… Я думаю, что нет.

Падунг

Хотя в заключение от себя добавлю, что, конечно, энергетика музея и реальной деревни, сохранившей в своей жизни традиции предков – это совершенно разные вещи. Но посетить последние для большинства туристов бывает весьма проблематично, да и не всегда нужно. И это хорошо. Ведь труднодоступность таких деревень наверно один из основных факторов, спасающих эти племена и их традиции от полного вымирания и растворения в современном мире.
Просто жить счастливым…
Раньше я жил будущим, завтрашним днем… все, что делалось сегодня, делалось ради светлого завтра. В чем-то наверно это правильно, но как-то незаметно я перестал жить сегодня, по сути перестал жить вообще… Ведь завтра – понятие абстрактное, постоянное отодвигаемое, помните как в анекдоте – вчерашний суп будете, приходите завтра. А принося сегодня в жертву будущему, мы просто отказываемся от нашей реальной жизни, чувств, эмоций, счастья, в конце концов. Мы перестаем ощущать себя в дне сегодняшнем, превращаясь в роботов, рабов собственных желаний и мечтаний… Вот так и живем, мечтая о завтрашнем счастье и откладывая жизнь на потом…

Быть счастливым

Прошли годы, и я очень хорошо понял, как сильно я заблуждался. И сегодня я все чаще останавливаюсь, оглядываюсь по сторонам, и понимаю, что будущего как такового нет, как и прошлого. Есть мгновение, в котором сжато и прошлое и будущее и настоящее. Понять это невозможно, но это можно почувствовать, если перестать бежать вперед, как скаковая лошадь с зашоренными глазами, а остановиться и прислушаться к тому чувству, которое живет внутри каждого из нас, и которое люди называют Любовь… Самое теплое и светлое чувство, которое может испытать человек… К миру, к людям, к себе… А бег вперед, это зачастую не более, чем бег на месте… а чаще бег от себя…

Счастье

Все люди на свете по сути хотят только одного – быть счастливыми. Только все по-разному понимают счастье. Многие часто забывают, что счастье – это чувство, а не материальная вещь, им нельзя обладать, запереть под замок, или положить в банк, застраховать в страховой компании… И у кого-то хватает мудрости найти путь, который приведет их к счастью, у кого-то нет…

Мьянма  

И наверно именно поэтому мне оказалась так близка Мьянма. Именно здесь я встретил людей, которые умеют останавливаться, которые умеют чувствовать и улыбаться, умеют радоваться самым простым вещам в жизни… Людей часто с непростой жизнью и непростой судьбой, но людей, которые несмотря ни на что умеют быть счастливыми…

Мьянма

Мьянма

А сейчас давайте попробуем сделать очень простую вещь. На одну минуту отвлечемся от наших дел и забот – они подождут – посмотрим по сторонам, увидим окружающий мир, потом увидим себя в этом удивительном мире. Ощутим счастье и тепло просто от того, что мы живы и способны чувствовать и любить. А потом найдем рядом кого-нибудь, с кем можно поделиться этим чувством. И я уверен, в этот момент окружающий нас мир станет чуточку теплее, а мы с вами немножко счастливее…

Спасибо!
Брат и сестра
Эти дети – брат и сестра. Мальчик еще совсем маленький, он удобно устроился на руках у сестры. Девочка принесла малыша в китайский храм. Она зажжет несколько палочек, и вернется домой. Мальчик еще не понимает, что делает его сестра, но понимает всю важность происходящего и сидит очень тихо…

Это совершенно обыденный эпизод из жизни Янгона…

Мьянма. Янгон
Гребем ногой
В Мьянме есть очень популярное у туристов озеро Инле, одна из особенностей которого заключается в том, что рыбаки там гребут не руками, а ногой. Такая необычная техника гребли на самом деле очень удобна, и я бы сказал физиологична. Во-первых, в процессе участвуют не только руки, но все тело (человек работает всем корпусом), а главное - всегда свободны руки, и можно грести и одновременно что-то делать, например, вытягивать сеть. Удивительно, почему в других районах страны такой способ гребли почти совсем не используется, оставаясь визитной карточкой именно этого места.


Мьянма

Рыбак на Инле
О жизни...
Первую половину жизни мы учимся жить.
Вторую половину – умирать.
Хорошо, когда все происходит в свое время...

P.S.
На самом деле это две части единого процесса.
Раньше я всегда думал, что любая фотография — субъективна. А рассуждать о том, что фотография может говорить правду — это абсурд. Фотография может выражать субъективную точку зрения отдельного фотографа, это да. Но ценность такой фотографии весьма относительная. Гораздо важнее для меня было то, что фотография может передавать чувства. Именно такой фотографией я всегда и занимался. Но не понимал до конца, что чувства и есть самое настоящее, что есть в нашей жизни (не путать с чувственностью и эмоциями). Точнее чувство Любви. И сегодня я понял, что ошибался, фотография все-таки может быть правдивой и настоящей.


Натолкнули меня на это слова Морихея Уэсибы, основателя Айкидо. Он говорил, что мир един, что все люди едины по своей сути, нужно это только почувствовать. А создается весь мир Богом, постичь которого можно только через Любовь. И его принцип Айкидо в том, чтобы человек почувствовал это единство, слился со Вселенной, стал ее частью, и тогда агрессия против него станет просто невозможна. Так устроен мир, что любая агрессия против Вселенной будет тут же наказана. Именно в этом секрет удивительной эффективности Айкидо. Именно так путь Айкидо превратился из пути воина в путь гармоничного человека.

Но фотография такое же искусство. И путь фотографа по сути ничем не отличается от путь мастера Айкидо или любого другого человека. Секрет настоящей и честной фотографии очень прост. Нужно почувствовать единство с тем человеком, которого мы снимаем. Мы не смотрим на него со стороны, через видоискатель камеры. Мы с ним одно целое. Мы и есть этот человек. И снимаем мы самого себя. Со всей любовью и пониманием, сочувствием и искренностью, которые мы только можем проявить. И только так может родиться правдивый кадр. Как видим, путь очень прост и сложен одновременно. А пока мы это мы, и снимаем истории про других людей, наша фотография будет всегда субъективной и поверхностной. Даже если она будет сверх техничной, правильной, эффектной и красивой.
Когда-то давно, когда я решил пойти заниматься боевыми искусствами, наткнулся на объявление одного мастера, который преподавал одновременно и дзюдо, и карате, и айкидо, и японский язык, и кажется еще что-то, кому что больше нравится. Время было такое, упускать клиентов никому не хотелось. Как тогда объяснял этот человек, все три вида боевых искусств возникли из китайского Кунфу, которое японцы в силу своей любви к дифференциации разложили на три отдельных направления. Так появилось дзюдо — бросковая техника, каратэ — удары и айкидо — болевые захваты. Вот эти техники он и преподавал своим ученикам. С айкидо у меня тогда не сложилось и я выбрал каратэ. И до последнего времени наивно думал, что айкидо это действительно всего лишь техника болевых контролей и уходов от них, направленная больше на защиту, а не на нападение.

А совсем недавно я прочитал записи высказываний основателя айкидо — Морихея Уесибы. И я понял, что в нашей стране практически нет людей, которые бы действительно преподавали то искусство, которое создал и дал людям этот великий мастер. При этом он не сказал и не открыл ничего нового. Все, к чему он пришел, давно есть во всех мировых религиях. Искусство айкидо вовсе не в физической технике, а в правильном понимании места человека во вселенной. В ощущении единства со всем миром и осознанием себя его частью. Познание и принятие Бога, который является создателем мира и который является Любовью. Согласитесь, слова, которые привычнее слышать от философа или монаха, чем от практика, мастера боевых искусств.


Но в этом и есть главный и единственный секрет. Если человек сливается с Богом и Вселенной, он становится непобедим. Если он чист и лишен внутренний агрессии, он по сути является святым. И агрессия к нему просто невозможна. Чтобы кто-то проявил против нас агрессию, нужно, чтобы агрессия была внутри нас. Именно так, айкидо из боевого искусства превратилось в искусство гармоничной и счастливой жизни. А принципы айкидо — справедливы и полезны любому человеку, чем бы он не занимался.

Я в очередной раз для себя отметил, что почти все выдающиеся люди, и не только выдающиеся, говорят об одном и том же. Почему же мир их не слышит. Не только мир, но даже последователи, ученики. Почему так много неверных трактовок и выводов у последователей и приверженцев всех мировых религий. А все очень просто. Мало кто из нас готов отказаться от эгоизма, от своих меркантильных и сиюминутных желаний. Чтобы мы не рассматривали, религию, боевые искусства, еще что-то... наша цель всегда не достижение гармонии, а удовлетворение своих желаний. Мы видим, чего добился мастер, и хотим так же. Но мы хотим видеть и повторить только внешний эффект, не видя не будучи готовы повторить внутренний путь. А без него никакой результат не возможен...

И в заключение несколько цитат Морихея Уесибы, которые и натолкнули меня на этим мысли.


«Айкидо — это лекарство для больного мира. В мире есть зло и беспорядок, потому что люди забыли о том, что все вещи происходят из одного источника. Возвратись к этому источнику и оставь все эгоистические мысли, пустячные желания и гнев. Кем не владеет ничто, тот владеет всем.»

«Я почувствовал себя парализованным очень приятным чувством я внезапно почувствовал, что вселенная дрожала и что золотой дух выходил из земли, окутывал мое тело и превращал его в другое, сделанное из золота. В то же время мой дух и тело стали легкими. Я был способен понять щебетанье птиц, и Я ОТЧЕТЛИВО СОЗЕРЦАЛ ДУХ БОГА, Создателя этой Вселенной. В тот момент я понял источник Будо: Любовь Бога, Духа, с любовью защищающего все существа. С того момента у меня появилось чувство, что вся земля это мой дом, а солнце, луна и звезды являются моими собственными. Я стал свободным от всякого желания, не только с точки зрения состояния репутации, богатства, но также от желания быть сильным. Я понял Будо: это не значит поражать противника нашей собственной силой или оружием, чтобы вести мир к разрушению посредством оружия. Настоящее Будо означает принять Дух, Разум Вселенной, беречь мир во всем Мире, правильно производить, защищать и выращивать все существа в Природе. Я понял, что тренировка в Будо означает взять Любовь Бога, которая производит и защищает все вещи в Природе.»

«Каждый Мастер, во все времена и во всех странах, слышал зов и достигал гармонии с небом и землей. Много троп ведет к вершине горы Фуд-зи, но эта вершина одна – Любовь.»
День обезьяны
В Манали, небольшом, популярном у хиппи городке на Севере Индии, есть замечательный лес с высокими гималайскими кедрами. Гулять там одно удовольствие, поэтому во время нашей жизни в Манали мы почти каждое утро старались бывать там. И в один из таких дней, рано утром, я увидел сидящего на камне Садху с большим металлическим хвостом из проволоки, торчащим из под одежды, тщательно раскрашивающего себя яркими красками.

Увидев меня, Садху принял странную позу и стал издавать угрожающие звуки. Я не сразу понял, что он полностью пытается повторить поведение обезьяны. В первые минуты мне стало не по себе. Увидел это, Человек-обезьяна на вполне сносном английском объяснил, что сегодня особый день — день обезьяны, поэтому он сегодня перевоплотился в это прекрасное животное, как уже делал кто-то из индийских богов до него.


Садху в образе обезьяны
 
Выразив легкое неудовольствие, что я пожертвовал ему всего 100 рупий, он все таки принял их, и каждый из нас продолжил свое дело. Садху краситься — я гулять по лесу.

А вечером в тот же день, ужиная в кафе в том же Манали, я увидел знакомого мне Садху. Растрепанный, с размазанной по лицу краской, с безумными глазами и огромной пачкой денег в руке, он забежал в кафе, приставая к посетителям и требуя денег в честь Дня обезьяны. Надо сказать, что служащие кафе очень быстро отправили его на выход.

Сами Садху до сих пор вызывают у меня самые разные и противоречивые чувства. К сожалению в местах, где есть туристы и возможность легких денег, Садху быстро превращаются в обычных попрошаек. Возможен и обратный процесс, когда попрошайки прикидываются Садху, чтобы собрать у доверчивых туристов побольше денег. В совокупности с их увлечением наркотиками, которые, несмотря на официальные запреты, во многих штатах Индии они курят вполне открыто, к людям в одежде Садху порой стоит относится скорее с осторожностью, чем с доверием. Особенно в тех местах, где уже побывали туристы.

Садху

На втором фото еще один Садху, собирающий деньги в Манали. С настоящими Садху, на мой взгляд, его роднит только увлечение наркотиками... Во взгляде пустота мертвой души...

Для справки, в Индуизме нет института монашества. Роль монахов всегда выполняли Садху. Кроме того они много странствовали по стране, предавали новости, а люди всегда могли обратиться к ним за советом. Садху отказывались от денег и имущества, жили на пожертвования (отсюда традиция Садху просить деньги) и посвящали свою жизнь духовным поискам.

2 3 4 5 6